Ольга Суворова: "В Новой Зеландии профессия переводчика – это, в основном, профессия иммигрантов. А рынок с русским языком мал"


  • 22.01.2020
  •  2099
  •  0
Ольга Суворова: "В Новой Зеландии профессия переводчика – это, в основном, профессия иммигрантов. А рынок с русским языком мал"
Ольга Суворова  – письменный и устный синхронный и последовательный переводчик, Вице-президент Общества переводчиков Новой Зеландии, член Рабочей Группы судебных переводчиков при Международной организации переводчиков - FIT (Fédération Internationale des Traducteurs / International Federation of Translators), преподаватель университета Виктории в столице Новой Зеландии Веллингтоне.
 
Ольга, как выстраивалась Ваша карьера на пути к работе в Новой Зеландии?

Я переехала жить в Веллингтон, столицу Новой Зеландии, около десяти лет назад. У меня уже был отличный багаж знаний – диплом с отличием лингвиста, переводчика и преподавателя английского и французского языков факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. Ломоносова, а также степень кандидата культурологии. Кроме того, после окончания университета я успела несколько лет поработать в крупных корпорациях – Русале и Ситигруп. Но жизнь дала шанс, и я считаю, что я правильно выставила свои приоритеты – у меня семья, две прекрасные дочки, которые родились уже в Новой Зеландии, своя переводческая компания, также я преподаю в университете.

 

Что входит в Ваши обязанности Вице-Президента Общества переводчиков Новой Зеландии?

Общество переводчиков Новой Зеландии (New Zealand Society of Translators and Interpreters – NZSTI), возможно, одно из самых многокультурных в мире. Мы являемся профессиональной организацией и «голосом» устных и письменных переводчиков в Новой Зеландии. У нас много разных комитетов – моя задача как одного из основных управляющих Обществом - улучшать качество перевода в стране, а также рабочие условия переводчиков, предлагать им развитие профессиональных навыков, помогать организовывать ежегодную конференцию, строить диалог с теми, кто работает с переводчиками и т.д. Всего в Обществе более 700 зарегистрированных членов, это может показаться небольшой цифрой, но само население Новой Зеландии меньше населения Санкт Петербурга – около 4.5 млн человек. Наши члены – профессиональные переводчики работают с более 160 языками по всей стране. Есть и некоторое количество международных членов.

 

Переводчик в Новой Зеландии – это престижная профессия? Какой статус она имеет?

Хотя в Новой Зеландии три официальных языка – английский, язык коренных жителей – маори, и язык глухонемых, это - англоязычная страна, а английский, как известно, язык международного общения. Возможно, именно поэтому наша профессия переводчика здесь не так ценится. Большинство людей в Новой Зеландии говорит на английском, и, несмотря на большой процент иммигрантов из других культур, кажется, что все неплохо общаются друг с другом. Немного пренебрежительное отношение к профессии переводчика встречается среди носителей английского языка, если они не владеют никакими иностранными языками, а таких довольно много.

Новая Зеландия – это практичная страна, и в университетах популярны факультеты, на которых можно получить конкретные специальности, которые впоследствии будут хорошо оплачиваться, к сожалению, переводчик в англоязычной стране не входит в их список. Как хорошо знает Ваша аудитория, изучение иностранного языка и мира изучаемого языка – это колоссальный, многолетний труд. Язык, в том числе свой родной, можно изучать всю жизнь. Язык – живой организм, он постоянно меняется, и он необходим, как воздух, но мало, кто его замечает. В Новой Зеландии профессия переводчика – это, в основном, профессия иммигрантов. А рынок с русским языком мал.

 

Какие школы перевода есть в Новой Зеландии? Как они готовят профессионалов и на чем делают акцент?

Переводческих школ в Новой Зеландии очень мало, на пальцах одной руки можно пересчитать, акцент делается в основном на практику, то есть на те темы и сферы, где будет применяться перевод в стране, а именно: медицинские переводы, судебные переводы, переводы для различных социальных служб, которыми пользуются иммигранты.

 

Какой уровень переводческого образования в Новой Зеландии? Есть ли необходимость повышать квалификацию в других странах или уезжать для получения переводческого образования?

Многие переводчики - члены Общества переводчиков Новой Зеландии, приезжают в Новую Зеландию уже с профессиональным образованием переводчика. На уровне Национального Совета Общества мы рассматриваем их заявки и прилагаемые документы и принимаем решение касательно членства. Бывают случаи, когда иммигранты, приехав в новую страну, без формального образования переводчика начинать подрабатывать тут и там, часто дискредитируя нашу профессию. Конечно, понять этих людей можно – они владеют своим родным языком, и как им кажется, английским, и это для них самый очевидный источник дохода. Мы стараемся не допустить такой тенденции. Да и серьезные организации не будут работать с такими горе-переводчиками. Однако страдает и репутация профессии, и ставки на рынке труда снижаются. Именно поэтому сейчас Министерство бизнеса, инноваций и трудоустройства Новой Зеландии готовит большую реформу по обязательным стандартам устных переводчиков, работающих с государственными организациями.

 

Какие виды перевода в большей мере распространены в Новой Зеландии, и в каких сферах они чаще всего используются?

В Москве после окончания университета я работала в частном секторе, переводя для крупнейших бизнесменов России, как последовательно, так и синхронно, а письменные переводы были часто связаны с экономической тематикой. Здесь в Новой Зеландии приходится работать с самыми разными темами, специализироваться на одной теме вряд ли получится, если хочешь не потерять навык и заработать. Может быть, только если работать письменным переводчиком на несколько крупных глобальных клиентов вне Новой Зеландии. Часто это выход, ведь Новая Зеландия первой встречает завтрашний день, а значит пока другое полушарие спит, я работаю, и перевод будет готов уже к утру заказчика, многим клиентам в Европе или США нравится такая скорость.

Если говорить об устном переводе в Новой Зеландии, то сегодня я могу переводить Премьер-министру страны или министрам, которые встречаются с русскоязычными делегациями (здесь навыки синхрона очень пригодились, ведь у политиков обычно полчаса времени на встречу, а обсудить хочется многое), а завтра я работаю в суде или перевожу по телефону для скорой помощи или страховой. Тематики и клиентура очень разные, и мне это нравится. Устный перевод, в основном, последовательный, но сложность (впрочем, как и интерес) состоит в том, что необходимо знать много профессиональной терминологии. Для меня нет разницы в том, с кем я работаю – я помогаю тем, кто во мне нуждается. Это могут быть олигархи на потрясающих яхтах, правонарушители, которые выпили за рулем, бабушки, у которых прорвало трубу, официальные делегации, посещающие лаборатории, в которых проводятся тесты на заболевания скота, или пациент психиатрической клиники, который находится в глубокой депрессии. Главное - соблюдать основные правила Кодекса этики и поведения профессиональных переводчиков, такие как профессиональная компетентность, конфиденциальность, точность, беспристрастность, профессиональное развитие, солидарность и т.д.

 

Одна из Ваших услуг – перевод по телефону. Это удобно заказчику, особенно в экстренных ситуациях (в больнице, в полиции и т.п.) Какие особенности у этого вида перевода? Что нужно учесть переводчику, решившему предоставлять такую услугу?

Последние пять лет я работала в государственной бесплатной телефонной линии “Language Line” при Департаменте этнических общин МВД Новой Зеландии. Теперь эта услуга для неговорящих на английском языке передана в частную австралийскую компанию, в системе которой я тоже сейчас зарегистрирована.

Перевод по телефону для государственных служб – это удобная услуга для клиентов, но не всегда простая задача для переводчика. Во-первых, спектр тематик разнообразен, как я уже отмечала выше, во-вторых, тебя могут подсоединить в середине разговора, когда клиенты перестали понимать друг друга. Часто предварительного бронирования звонка или брифинга, о чем будет разговор, нет, и поэтому требуется время, чтобы понять, что происходит, какова тематика, сколько участников, видят ли они друг друга или тоже находятся по обе стороны провода и т.д. В-третьих, связь бывает не очень хорошая по техническим причинам. Это только основные проблемы. С ними довольно просто справиться, если люди будут обучены работать с переводчиком, а переводчик умеет контролировать качество и процесс общения.

Работая со звонками, я всегда имею перед собой компьютер на случай, если мне нужно посмотреть перевод какого-либо медицинского или технического термина. Сложность могут представлять акценты общающихся – например, англоязычная сторона может иметь индийский, азиатский, полинезийский акцент. Кроме того, русский язык не всегда является родным для тех, кто просит соединить с русскоязычным переводчиком. Это могут быть жители бывшего Советского Союза: грузины, армяне, молдаване, украинцы, евреи, латыши, и даже выходцы из стран Восточной Европы: болгары, сербы, чехи, поляки. Они вынуждены просить помощь русскоязычного переводчика, поскольку устного переводчика их родного языка не удалось быстро найти. Есть русские, которые иммигрировали давно, и их русский превратился в гибрид английского и русского – это тоже довольно сложные клиенты.

 

Что сложнее всего переводить по телефону?

Все же, мне кажется, самые сложные звонки – это звонки из скорой помощи и больниц. Мне потребовалось время, чтобы настроить себя эмоционально на такую сложную психологическую работу. Часто меня подключают к сложным звонкам, где обсуждаются анализы больного раком или другой тяжелой болезни. Известно, что в Новой Зеландии довольно большой процент самоубийств – пока теряюсь в догадках почему, может хорошо считают, а может, действительно, острова и изолированность от всего мира, а также малая плотность населения в большинстве районов как-то влияют на человеческую психику. Но скажу, что у меня было несколько случаев, когда мне приходилось работать именно по этой тематике. Это трудные документы для письменного перевода, и еще труднее звонки при устном переводе. Главное в такой ситуации – отложить все эмоции на потом, сконцентрироваться и переводить, чтобы помочь спасти чью-то жизнь. Один раз, окончив звонок, я поняла, что мое лицо мокрое от слез. Ведь мы вживаемся в ситуацию, мы переводим от первого лица, и переводим каждое междометие, каждый повтор, если нужно, то и вздох, даже, если нам кажется что-то нелогичным, но у человека может быть инфаркт или он может не признавать то, что он пытался что-то совершить. Конечно, телефон не дает детальной картины, но сама возможность быстро связаться по телефону с любой службой у человека, который не говорит или плохо говорит на английском, замечательна. К тому же, в экстренной ситуации даже те, кто владеет иностранными языками, часто не могут их применить, чтобы что-то объяснить из-за высокого уровня стресса, для этого есть профессиональные переводчики.

 

В какие ещё ситуации чаще всего попадает переводчик, работая по телефону в Новой Зеландии?

Есть звонки из суда, в основном, это - предварительные беседы обвиняемого с адвокатом, в которых адвокат предупреждают обвиняемого о возможных вариантах развития событий на заседании, но бывают и сами заседания, если нарушения незначительные, административные, такие, как драка в общественном месте. Таких звонков немного, в суде личное присутствие переводчика важно, хотя сейчас рассматриваются варианты видео-переводов в суде.

Одним из самых интересных и неожиданных звонков у меня был между диспетчером новозеландской авиаслужбы, которая готовила посадку в российском провинциальном аэропорту для частного самолета своего клиента, и службами российского аэропорта. Можно сказать, что мы практически вместе посадили самолет, это был всплеск адреналина и восторга.

Интересные дилеммы возникают, когда мы переводим чей-то мат по телефону. Русскоязычные клиенты попадаются разные – для кого-то матерное слово – это просто «слово-паразит», кто-то подвыпивший, а кто-то, действительно, агрессивный. Помню случай, когда я переводила для полиции, и, хотя я всегда предупреждаю обе стороны в начале разговора, что я перевожу все, русскоязычный клиент продолжал сыпать матом. Я была рада закончить звонок, но почти сразу после того, как я положила трубку, полиция перезвонила мне. У меня даже промелькнула в тот момент мысль – может, я что-то, как им показалось, не так сделала. Но офицер звонил для того, чтобы официально от имени полиции Новой Зеландии извиниться передо мной за то, что русскоязычный человек на линии ругался матом. Я объяснила, что мы переводчики, и ничего личного и т.д., но было приятно, что ценят твое душевное состояние. Как-то на конференции я спросила своего коллегу – французского переводчика, часто ли ему приходится переводить по телефону людей, которые ругаются матом. Он был удивлен моим вопросом. Мат в его звонках не встречался, зато его основной трудностью были переводы по телефону людей из франкоговорящих стран Африки – беженцев, часто больных СПИДом. То есть у языков разных общин может быть разная специфика. Некоторые переводчики нашего Общества, работающие с политическими беженцами, сталкиваются с описаниями сцен насилия, пыток. Профессиональному переводчику нужно научиться управлять эмоциями в любой стрессовой ситуации.

 

Ольга Суворова, спикер оппозиции Новой Зеландии и бывший Премьер министр, перевод в Парламенте

Ольга Суворова, перевод в Парламенте Новой Зеландии для Лидера Оппозиции Дэвида Ширера и российской делегации

 

Насколько отличается стоимость переводческих услуг в Новой Зеландии и России? Какая в Новой Зеландии средняя ставка у письменных и устных переводчиков (до и после вычета налогов)?

Общество переводчиков не дает таких рекомендаций, каждый ориентируется в профессиональном пространстве самостоятельно – рынок свободный. Часто ставка разнится в зависимости от редкости или популярности языка. Например, перевод в паре маорийский-английский – один из самых дорогих. Язык маори – один из государственных языков, а значит официальные документы, парламентские сессии и т.д. должны переводиться на язык маори, вот и получается, что на таких переводчиков всегда спрос. Также пара японский-английский имеет хорошие ставки. Одни из самых низких ставок – на пару китайский-английский, возможно, из-за большого числа китайских переводчиков на рынке Новой Зеландии. Конечно, качество их перевода тоже разное.

Здесь важна репутация переводчика, страна небольшая, рынок мал, поэтому наше имя работает на нас. Ставки письменных переводчиков до вычета налогов за одно слово от 0.10 новозеландских долларов до 0.30 новозеландских долларов и выше. Ставки устных переводчиков до вычета налогов колеблются от 40 новозеландских долларов в час до 100 новозеландских долларов и выше (1 новозеландский доллар примерно равен 41 рублю). Налоги составляют около 35 процентов (правда, 35 процентов вычитаются с прибыли уже после того, как ты вычел ежедневные расходы на ведение своего бизнеса, если он у тебя есть). Разбогатеть не получится, к тому же объем работы непредсказуемый. Это реальность всех фрилансеров. К сожалению, часто хорошие переводчики в Новой Зеландии уходят в другие смежные профессии, если им нужно обеспечивать семью. Надеюсь, что правительство Новой Зеландии начнет уделять внимание этой проблеме, иначе в долгосрочной перспективе у нас останется не так много хороших переводчиков. Например, в судах Новой Зеландии уже есть случаи апелляций со стороны обвиняемых по причине низкокачественного перевода (повторные слушания очень дорогие!), а везти из Австралии и оплачивать проживание и жилье переводчику – это удовольствие не из дешевых и бьет по карману налогоплательщика. Сейчас переводчики из Австралии приглашаются, в основном, в том случае, если язык редкий, и найти специалиста должного уровня в Новой Зеландии не удалось.

 

Как в Новой Зеландии обычно работают переводчики – официально или без какого-либо оформления?

Новая Зеландия – это страна малого бизнеса. Более 85 процентов всех компаний – это малые компании, от одного до пяти человек. Часто работающие в Новой Зеландии переводчики - это индивидуальные предприниматели или владельцы малого бизнеса. Мы редко оформляем отдельный заказ каким-либо договором. Работа с частными лицами, особенно если заказ срочный и небольшой (кому-то нужно перевести документы для подачи на визу, кому-то – для университета и т.д.), по полной предоплате, с компаниями и организациями можно без предоплаты – в случае спора или неоплаты суд должен быть на вашей стороне, даже, если у вас есть только электронные сообщения с договоренностями. Буква закона в Новой Зеландии работает хорошо, и в этом плане переводчики защищены. К тому же, как в большой деревне, почти все друг друга знают и портить отношения с профессионалом не будут. Часто переводчики-фрилансеры работают не только на себя, но и на несколько более крупных переводческих агентств, с которыми отдельно подписываются контракты, часто бессрочные, где указываются ставки и сроки выплаты гонорара. 

 

Как в Новой Зеландии относятся к машинному переводу? Его используют?

Мой опыт показывает, что в России машинный перевод используется больше, чем в Новой Зеландии, особенно в ежедневной офисной работе. В Русале, самой крупной (на тот момент) алюминиевой компании в мире, я проработала более двух с половиной лет в начале 2000х, это было время, когда российские компании начали выходить со своими акциями на биржи Лондона, Нью Йорка.  Для такой подготовки самые первые иностранцы приглашались в качестве директоров. Они привозили свои имена, репутацию, контакты, профессиональные знания. Но у них не было знания русского языка, русской культуры. Их русскоязычные подчиненные часто не говорили и не писали свободно на английском. Общение обеспечивали мы – переводчики и помощники директоров-экспатов. Иногда объемы и срочность передачи информации вынуждали нас использовать машинные переводы, а потом править их, чтобы делать «удобоваримыми» для наших начальников.

В Новой Зеландии объемные и очень срочные переводы могут быть связаны с документацией в экстренных случаях, например, при транспортировке тела на родину или когда поджимают сроки подачи на гражданство. Здесь не обойдешься машинным переводом, требуется точность и аккуратность.

 

В Новой Зеландии используют Trados и Translation Memory в письменном переводе? Должен ли письменный переводчик знать их при трудоустройстве?

Различные вспомогательные переводческие инструменты используются, но часто это решение самого переводчика, ведь клиенту нужен готовый качественный продукт, а сам процесс его не слишком интересует. Поэтому в нашем случае «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Если кому-то проще и быстрее работать с помощью этих инструментов, то они самостоятельно инвестируют в такие продукты. Бывает, что переводческие компании, которые нанимают переводчика для конкретного проекта, спрашивают, есть ли у него, например, Trados, и если нет, то могут выслать тестовую, временную версию, только потому, что их второй переводчик, который занимается правкой, работает с Trados. Если они заинтересованы в работе с тобой, значит, они предоставят тебе все условия труда.

 

Вы преподаете русский язык и культуру в Университете Виктории. Кто Ваши ученики? Для чего им русский язык и культура? Как обучающимся дается русский язык?

Я преподаю русский язык как иностранный уже около семи лет, также разрабатываю различные курсы по русской культуре, межкультурной коммуникации и переводческой практике.  Мой основной клиент – это Университет Виктории в столице Новой Зеландии – Веллингтоне (Victoria University of Wellington). В университете я веду курсы русского языка, культуры, истории, куда могут записаться все желающие. В основном, это люди, которые собираются ехать в Россию как туристы или бизнесмены или женаты (замужем) за русскоязычными, или усыновили (удочерили) детей из России. Моими учениками бывают и сами приемные дети из России (Новая Зеландия усыновила более 800 детей из России с 1991 года). Многим уже за двадцать, для меня всегда волнительно преподавать такой аудитории – ведь они уехали из России совсем маленькими, часто у них славянские лица, но они не помнят ни слова по-русски, и с трепетом повторяют за мной алфавит и фразы – как будто вспоминают что-то, находят недостающие части паззла своей судьбы.

Преподавание русского языка и культуры в Новой Зеландии – это узкая ниша, но те, кто записываются на курсы почти всегда мотивированы, я получаю большое удовольствие при обучении таких учеников. Надеюсь, у меня скоро получится наладить связь с русскоязычными школами в стране изучаемого языка – России или странах СНГ. Сложность прохождения такой практики состоит в том, что мои ученики – это часто не молодые студенты, а уже взрослые люди, которые не всегда могут взять долгий отпуск и поехать куда-то далеко изучать язык. Такая аудитория интересуется прежде всего культурой страны изучаемого языка, а язык служит отражением культуры.

Через Университет Виктории я сотрудничаю с различными министерствами и организациями страны, которым могут быть нужны мои знания лингвистики и культурологии. Например, одним из моих давних клиентов является Министерство иностранных дел и торговли Новой Зеландии. Я провожу курс начального уровня русского языка и культуры для новозеландских дипломатов, уезжающих работать в Москву. 

Я также веду курсы, в которых рассказываю, как правильно работать с переводчиками (не «через переводчика», а именно «с» - мне больше нравится такой «язык сотрудничества»). Интересным проектом в 2019 году была работа с Институтом судебных исследований Новой Зеландии – я проводила семинары с верховными и районными судьями Новой Зеландии по работе с переводчиками в суде, а именно рассказывала о возможных коммуникативных проблемах в судебном зале в контексте разнообразия языков и культур. Потребность в переводчиках в суде в Новой Зеландии и за ее пределами растет – самыми востребованными иностранными языками в новозеландских судах являются китайский, ряд полинезийских языков, хинди. Русский язык тоже пользуется спросом – помощь переводчика в суде требуется не только при правонарушениях, но зачастую в спорах финансового характера – ведь в Новой Зеландии довольно много иностранных инвесторов. Думаю, что опыт ведения таких курсов и опыт перевода в суде помогли мне недавно избраться в Рабочую Группу судебных переводчиков при Международной организации переводчиков - FIT (Fédération Internationale des Traducteurs / International Federation of Translators).

 

Ольга Суворова, Генерал-губернатор Новой Зеландии и делегация Беларуси

 Ольга Суворова, Генерал-губернатор Новой Зеландии Дама Пэтси Редди и делегация Беларуси

 
Каковы особенности новозеландского английского языка? Как в нем отражается язык аборигенов маори?

Прежде всего, наверное, нужно упомянуть новозеландский акцент. Многие русскоязычные переводчики, впервые сталкиваясь с киви (так себя называют новозеландцы), испытывают трудности понимания местного акцента. Интересно, что акцент киви-полинезийцев и акцент киви-пакеха (пакеха – это новозеландцы европейского происхождения) тоже отличаются.

Новая Зеландия считается страной классового равенства, но и здесь присутствуют «элиты», которые часто имитируют британский акцент, у них это довольно наигранно получается.

Английский язык стал распространятся на территории Новой Зеландии в 19 веке с приездом первых европейских переселенцев, многие из которых были британцы, поэтому в новозеландском английском используется британский вариант написания слов, а не американский.

В новозеландском английском есть целый ряд диалектических слов и выражений, многие из которых являются заимствованиями из маорийского языка. В основном, эти заимствования отражают реалии новозеландского мира - например, часто используются слова haka (воинственный танец), hui (собрание, совещание), mana (репутация, которую не купишь за деньги, передается предками, сила духа) и т.д. Также есть своего рода «новозеландизмы», которые понятны каждому кивийцу - sweet as («заметано», «супер»), hokey pokey (название местного вида мороженого с шариками карамели), number 8 wire (изначально - номер размера стандартной проволоки, в контексте «на все руки мастер») и т.д.

Особенности встречаются и в интонации говорящего – очень часто новозеландцы отвечают на вопрос утверждением с ярко выраженным подъемом в конце предложения, как будто это тоже вопрос. Переводчика, не имеющего опыта работы с киви, это может запутать.

Также часто новозеландцы заканчивают свое предложение коротким словом – «aye?» - вроде «не правда ли?» - видимо, позаимствовав это из полинезийской традиции.

Можно много еще рассказывать об особенностях, но Вам будет интересно узнать, что русский язык и культура тоже внесли свою лепту в новозеландский английский. Национальным десертом Новой Зеландии является «павлОва» (с ударением на второй слог) – торт-безе со взбитыми сливками и свежей клубникой и кусочками кивифруктов, названный в честь легендарной русской балерины Анны Павловой, которая посетила Новую Зеландию в 1926 году и произвела неизгладимое впечатление у здешней публики.

 

Языком маори владеет всего несколько процентов населения Новой Зеландии. Что делается для его сохранения и популяризации?

Действительно, язык маори (te reo) считается редким языком в мире, на разговорном уровне им владеет около 4 процентов населения Новой Зеландии. Надо отметить, что с 1987 года, когда этот язык стал одним из официальных языков, ситуация с его возрождением улучшилась. Интересно, что мнения о том, насколько серьезна ситуация с исчезновением языка маори, расходятся у самих лингвистов и историков Новой Зеландии. Одни считают, что этот язык неизбежно превратиться только в язык церемоний, и его не будут использовать в повседневной жизни. Другие уверены, что правительство делает все, чтобы язык продолжал использоваться и распространяться в повседневной среде. Можно сказать, что использование маорийских слов и выражений как в устной, так и в письменной английской речи новозеландцев очень популярно. В организациях, особенно государственных институтах, предоставляются бесплатные курсы языка маори для его использования в рабочей среде. В новозеландских школах также изучается маорийский язык и культура – основные темы, бытовые фразы, песни, танцы.  Есть школы, где предметы ведутся только на маори. Мне как культурологу и лингвисту всегда интересно видеть связь языка и культуры, язык маори – это шкатулка их традиций и культурных концептов. Например, значения слово whenua («фенуа» - земля; плацента) показывают трепетное и очень близкое отношение маори к земле, природе.

Несколько лет назад Общество переводчиков Новой Зеландии отметило свое 30-летие. Чтобы отпраздновать эту значимую дату инициативной группой Общества, мы сделали интересный и важный для страны проект: перевели на тридцать языков английский и маорийский тексты первого основополагающего документа Новой Зеландии - Договора Вайтанги (Treaty of Waitangi), подписанного представителями Британской Короны и несколькими сотнями маорийских вождей в 1840 году. Над переводами обеих версий трудились более 150 профессиональных переводчиков-волонтеров – для обеспечения качества перевода нам нужно было как минимум три переводчика на каждых язык из тридцати. Мы подарили наш труд общественным библиотекам Новой Зеландии, издав переводы отдельной красивой книгой, а также всем иммигрантам, которые интересуются историей Новой Зеландии. Текст переводов находится в свободном доступе онлайн. Надо сказать, что проект был настолько успешным, что завоевал несколько новозеландских общественных наград в категории «Наследие», и труд был замечен Генерал-губернатором Новой Зеландии – Дамой Реди Пэтси, которая пригласила всех волонтеров-переводчиков с супругами на банкет в свою резиденцию, Дом правительства. Поэтому можно сказать, что мы, переводчики, тоже вносим свою лепту в поддержку истории и культуры маори и всей Новой Зеландии.

 

Какие культурные особенности, отражающиеся на работе в Новой Зеландии, Вы можете отметить?

Как многие переводчики в Новой Зеландии, я часто работаю из дома. Мои рабочие условия разительно отличатся от московского стиля жизни. Мой дом находится на самом берегу океана, поэтому я работаю под ритмичный шум волн, их гул хорошо слышен особенно вечером.

Жизнь в Аотеароа течет гораздо медленнее, чем в России, поэтому понятие «срочность» тоже относительное. В Новой Зеландии редко гонятся за длинным рублем или карьерой – в основном оседают те, которым нравится спокойный образ жизни, природа, семья. Здесь нет очень бедных, государство опуститься не дает, но и особо богатым стать практически невозможно – рынок слишком мал. Более амбициозные уезжают в Австралию, где по статистике зарплаты на 15-20 процентов выше. А многие работают на себя или из дома. В Новой Зеландии семьи большие, часто по трое детей и более. Работают оба родителя, один - обычно до двух часов дня, чтобы успеть детей забрать из сада или из школы, а второй - уже полный день. И пока кто-то в мире сидит в офисе над очередным отчетом и работает по найму, среднестатистический новозеландец в полшестого уже дома ужинает с семьей или едет на рыбалку.

 

Говоря о культурных особенностях страны, стоит упомянуть уверенные позиции феминизма: Новая Зеландия – первая страна, где женщины получили избирательное право, в наши дни идеологию поддерживает Джасинда Ардерн. Отсюда вопрос – затрагивает ли это работу переводчика? Имеется в виду перевод феминитивов и гендерно нейтральной лексики.

Я лично знакома с шестью новозеландскими Премьер-министрами, включая сегодняшнюю главу правительства Джасинду Ардерн, со многими из них я работала.

Скажу, что язык, употребляемый новозеландскими чиновниками, действительно, политкорректен, но интересно то, что он часто связан с их принадлежностью к политической партии.

Например, госпожа Ардерн часто употребляет местоимения «мы», что не совсем типично для носителей английского языка, где именно местоимение I («я»), а не you («Вы») пишется с заглавной буквы, но это, конечно, отражает лейбористские идеи коллективизма, Ардерн любит затрагивать социальные тематики.

Предыдущий Премьер-министр Джон Ки любил показать индивидуализм, который проявлялся в его лексике, включая специфический юмор (например, на саммите АТЭС, оказавшись за ужином рядом с Дмитрием Медведевым, который тогда был Президентом России, Ки спросил, за сколько времени российская ракета долетит до Веллингтона – тот посчитал на телефоне и ответил: «22 минуты, но я позвоню тебе заранее»), и как бывший банкир он использовал лексику делового, финансового мира при управлении государством.

 

Влияет ли удаленность и некоторая изолированность государства на международное сотрудничество и востребованность переводчиков?

Новая Зеландия – это небольшая страна, если мы говорим о суше. Однако посмотрите на карту и посчитайте площадь вод Новой Зеландии – от Антарктиды до островов Кука – это более семи с половиной тысяч километров. Сейчас ученые говорят о том, что это вовсе не отдельные острова, а континент, основная часть которого - под водой.

Возможно, в будущем это повлияет на изменение международного положения Новой Зеландии. А пока, как мне кажется, к ней серьезно прислушиваются в нескольких случаях – если речь идет о регби (команда All Blacks известна во всем мире), сельском хозяйстве (Новая Зеландия считается молочной «супердержавой» - экспорт молока и молочной продукции приносит более 14 миллиардов новозеландских долларов в бюджет страны) и Антарктиде (работа в Антарктиде для Новой Зеландии – это как космические программы для России, здесь есть и подтемы, где Новая Зеландия выступает международным экспертом – такие как защита окружающей среды, изменение климата и т.д.).

Новая Зеландия – это относительно безопасная развитая страна западного образца, говорящая на английском, поэтому сюда часто на стажировку и повышение квалификации прилетают группы чиновников различных стран, особенно азиатских, также проводятся форумы молодых международных лидеров.

Не знаю, кто переводил для Владимира Путина, когда тот посещал АТЭС в Новой Зеландии в 1999 году, это была его первая зарубежная поездка в качестве главы правительства. Но, если нужна помощь в переводе для российской делегации во время саммита АТЭС, который опять будет проходить в Новой Зеландии уже в 2021 году – я буду рада помочь! 

Действительно, географически страна удалена от мировых центров, но будем надеяться, что готовящиеся в Новой Зеландии мероприятия по международному сотрудничеству будут способствовать большей востребованности переводчиков и повышению имиджа нашей профессии.

Большое спасибо за интересные вопросы, надеюсь, было полезно хоть немного узнать, как течет жизнь переводчика в Новой Зеландии. Хочу отметить, что это мой опыт и личное мнение, которое может не совпадать с мнением Общества переводчиков Новой Зеландии или другими профессионалами, работающими в данной сфере в Новой Зеландии.

Также, пользуясь случаем, приглашаю коллег на нашу ежегодную конференцию переводчиков, которая пройдет в этом году в Окленде 20-21 июня.

Комментарии 0

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Обладатели международного сертификата ISO 17100

Поздравляем!

Создание сайта LinkDesign