Алексей Шестериков: «Конкурентная парадигма ушла в прошлое. В нашей отрасли намного больше общих интересов, чем может показаться на первый взгляд»


  • 13.11.2019
  •  695
  •  0
Алексей Шестериков: «Конкурентная парадигма ушла в прошлое. В нашей отрасли намного больше общих интересов, чем может показаться на первый взгляд»
Алексей Шестериков – генеральный директор и основатель компании AWATERA, возникшей в 2017 году в результате слияния БП «Трактат» (которой Алексей руководил с 2000 года) и ABBYY LS. Окончил Военный университет Министерства обороны РФ.

 

Алексей, последнее слово бизнес-моды — это бирюзовые компании, выделенные Фредериком Лалу. В таких компаниях на первое место выходят самоуправление, коучинг, а вместо KPI — цели и ценности.
На сайте
AWATERA заявлено, что она уже стала бирюзовой компанией. Как можно реализовать эту бизнес-модель, созданную на основе западного общества, в нашей стране с учетом различий в поведенческих реалиях и ценностях? С какими сложностями приходится сталкиваться при построении такой модели и как их преодолеть?

Как известно, AWATERA образовалась в результате слияния двух компаний, лидирующих на рынке лингвистических услуг — ABBYY LS и «Трактат». Обе копании до слияния существовали в разных парадигмах — оранжевой и зеленой, и мы не могли оставить одну из них, так как получили бы резкую конфронтацию. В результате было решено перейти на новую для всех и более совершенную парадигму — бирюзовую. Именно она максимально отвечала нашим чаяниям и надеждам на дальнейшее развитие компании. На пути построения бирюзовой организации не все было просто и, особенно в начале пути, приходилось порой возвращаться не только к оранжевым, но и даже к янтарным принципам управления, ведь мало решить «в верхах», как дальше жить, новые принципы надо последовательно и ежедневно воплощать на местах. Для этого важно создать регулярные рабочие площадки с понятными задачами, регламентами встреч, правилами коммуникации (включающими доброжелательность, отказ от нападок и обид и пр.) и обязательным контролем исполнения договоренностей. Говоря откровенно, мы и сегодня еще не считаем себя полностью бирюзовыми: это идеальная картинка, на которую мы ориентируемся, но при этом учитываем текущую ситуацию и нивелируем риски для бизнеса.

 

Каковы были причины объединения ABBYY LS и «Трактата»? Оно стало глобальным взаимовыгодным сотрудничеством конкурентов или поглощением одной компании другой?

Слияние двух успешных компаний в одно целое было идеей довольно дерзкой. Но благодаря тому, что руководству с обеих сторон удалось договориться, был реализован этот масштабный проект. Работая над процессом слияния, мы совершили большой переворот внутри наших компаний, а также на самом рынке. Этот процесс позволил нам осознать, как можно расти и зарабатывать на стагнирующем рынке с высокой конкуренцией, где более 30 000 участников рынка борются за каждый контракт. Опыт слияния с главным конкурентом также поменял наше отношение к конкурентной борьбе. Мы больше не хотим противостоять, мы хотим сотрудничать. Мы не хотим жадно скрывать свои технологические наработки, а, наоборот, выводим все свои ИТ-продукты на рынок и делаем их доступными для других компаний.

 
Коллаборация конкурентов ради достижения общей цели — распространенная практика. О чем нужно помнить в переводческой компании, сотрудничающей со своими конкурентами? Ради каких общих целей на рынке перевода компаниям стоит сплотиться сейчас?

Конкурентная парадигма ушла в прошлое. В нашей отрасли намного больше общих интересов, чем может показаться на первый взгляд. Это борьба с демпингом и переманиванием специалистов, лоббирование интересов индустрии на государственном уровне, продвижение профстандарта, трансформация системы обучения в вузах и в целом формирование цивилизованной отрасли со всеми присущими ей атрибутами. Именно поэтому мы являемся соорганизаторами или партнерами различных коммуникационных площадок, таких как Московский переводческий клуб, на основе которого планируется создание Национальной Переводческой Ассоциации, Translation Forum Russia (крупнейший российский форум всех участников рынка), Women in Localization. Мы также сотрудничаем с различными российскими университетами и другими организациями. 

 

AWATERA предлагает переводческие услуги во многих сферах. Какие из них являются наиболее востребованными, и с чем это связано?

Мы лидируем в России по объему медицинских переводов, являемся основными поставщиками у крупнейших медицинских компаний: Novartis Group, Johnson & Johnson, Sanofi, AbbVie, Solopharm, Allergan. В то же время не менее активно представлены и в других отраслях: энергетике, финансах и юриспруденции, нефти и газе, локализации игр. При этом запросы заказчиков постепенно меняются. Сейчас с западными клиентами можно наблюдать следующую ситуацию: им не нужен просто перевод. Клиент ожидает полного погружения в его процессы, адаптации конечного продукта под свои нужды, максимальной интеграции с его системами управления или предоставления клиентского кабинета с максимальным набором функций, куда входит полная статистика, аналитика, финансовая документация, онлайн трекинг заказа. Ну и, конечно, что работа будет выполнена быстрее, лучше и дешевле.

Сейчас AWATERA выводит на рынок ранее недостаточно охваченные услуги, например, рерайтинг и копирайтинг медицинских статей, презентации. По сути, мы можем сделать работу «под ключ»: написать текст с нуля, сверстать его согласно бренд-буку компании-заказчика и даже осуществить тиражированную профессиональную печать. Для ряда фармацевтических компаний также выполняем масштабные работы по мультимедиа, в том числе и локализуем рекламные ролики.

 

Какой процент от всех сотрудников офиса AWATERA составляют переводчики? Становится ли переводчик «редким зверем» в работе офиса? Почему?

В AWATERA 8–9 % штатных переводчиков, это более 80 человек. Их число было бы меньше, если бы не специфика филиальной работы компании: в основном наши штатные переводчики работают со срочными заказами по переводу личных документов, поступающих из филиалов. В целом, штатный переводчик действительно становится «редкой птицей», и в AWATERA это объясняется огромными объемами перевода, для которых нужны сотни исполнителей. Держать их в штате нецелесообразно — для этой цели есть база данных компании, из которой привлекают проверенных фрилансеров, а также удобные платформы типа маркетплейсов. А вот штатные редакторы, напротив, — те специалисты, наличие которых в штате целесообразно как с экономической, так и с тактической точек зрения, так как именно они обеспечивают единообразие терминологии, следят за соблюдением требований заказчика и отвечают за конечное качество перевода.

 

Насколько остро у AWATERA стоит вопрос об отсутствии ИП у переводчиков-фрилансеров? Какие проблемы, кроме сложностей с выплатами, могут возникнуть из-за этого у бюро переводов и у переводчиков?

Сотрудничество с переводчиком-фрилансером, имеющим статус ИП, безусловно удобнее. Кроме сложностей с выплатами, для исполнителя отсутствие ИП может означать ограничение объемов работы, так как многие заказчики сейчас просят привлекать к их проектам переводчиков именно со статусом ИП. Иногда ИП является обязательным условием для заключения договора между лингвистической компанией и компанией-заказчиком. Большинство наших исполнителей имеют ИП или открывают его в течение первых месяцев работы. И мы уже начали сотрудничать с переводчиками, которые имеют статус самозанятых.

 

Алексей Шестериков

 

Почему у Вас возникла идея создать собственную ERP-систему, а не воспользоваться сторонней разработкой? ERP-система нужна каждой переводческой компании? Важно ли для бюро переводов иметь свои собственные ERP-системы и сервисы для перевода?

У нас возникла такая идея, потому что мы попробовали много систем, и в каждой были свои недостатки. Необходимость ERP, как и любого другого средства автоматизации процессов, обусловлена темпами роста, возможностью подстраивать систему под изменяющиеся потребности. В AWATERA стабильно растет объем переводов, и автоматизация необходима, иначе компания не сможет обрабатывать все входящие данные. Дополнительный объем данных можно освоить либо дополнительными человеческими ресурсами, либо с внедрением автоматизации. Опять же, универсального ответа нет, все бюро переводов работают по своей модели построения бизнеса. Для небольших бюро с узким спектром услуг можно выбрать систему из уже существующих на рынке. Что касается нашей компании, то в ней объединено множество узкоспециализированных направлений и предлагается широкий спектр услуг, поэтому выбрать из того, что представлено на рынке ERP систем, было не лучшим решением. Для нас оптимальным вариантом стало написание собственной системы, охватывающей все существующие потребности.

 

Бывали ли у AWATERA или у ее предшественников «Трактата» и ABBYY LS проблемы с «падением» серверов и потерей данных? Какие меры Вы предпринимаете, чтобы такого не произошло?

«Падение» сервера, как и выход из строя любой техники, возможен даже у мастодонтов типа Microsoft. Не верьте тем, кто скажет, что никогда не сталкивался с выходом техники из строя. У нас были ситуации, когда отдельные диски и даже целая нода (узел кластера серверов) выходила из строя, но от потери данных можно застраховаться с помощью грамотной ИТ-инфраструктуры. Само собой, не обойтись и без квалифицированных ИТ-специалистов. Также резервные копии данных хранятся на облачных серверах. 

 

Почему Вы решили обучать сторонних переводчиков в AWATERA Academy?  Как Вы воспринимаете идею, которая говорит, что не стоит вкладываться в повышение квалификации штатных переводчиков, так как рано или поздно они могут уйти в компании конкурентов?

Переводчики до тех пор остаются сторонними, пока не осознают, что им интересно работать именно у нас. И дело не только в ставках, но и в отношении работодателя. Если исполнитель видит, что его ценят, обеспечивая постоянную загрузку, высылая обратную связь, да и просто выстраивая приятные человеческие отношения, то переводчику становится интересно работать именно с такой компанией. Добавим к этому возможность развития на наших курсах в Академии AWATERA, для участия в которых нашим фрилансерам мы предлагаем специальные условия, — и лояльность к компании возрастает. Кроме того, из самых верных и талантливых переводчиков мы можем вырастить хороших редакторов, что выгодно и переводчику, и компании. Безусловно, нужно повышать квалификацию и штатных исполнителей.

 

Все ли офисы компании AWATERA (в России, Украине, Казахстане, на Кипре и в США) фактически занимаются переводческой деятельностью? Какую функцию выполняет каждый из этих офисов? В чем их особенности?

Офис в Украине — один из самых старых: он образован в 2007 году и с самого начала был ориентирован на полноценные бизнес-процессы в Украине с высокой степенью автономности от центрального офиса. Сейчас это 10 штатных сотрудников, от бухгалтеров до вендор-менеджера, выполняющих задачи всех видов для украинских клиентов. Кроме того, офис является площадкой для поиска и подключения к работе внештатных исполнителей — лингвистов, верстальщиков, — так как украинский рынок труда все еще представляет для нас огромный интерес.

Представительство в Казахстане было открыто в 2013 году и ориентировано на сегменты рынка, где переводы наиболее востребованы — в основном это, разумеется, нефтегазовая и сопутствующие отрасли.
Производственные работы в этом направлении осложнены двумя факторами: существенной разницей в часовых поясах и покупательской способностью клиентов.  Тем не менее, за время своей работы филиал заработал репутацию надежного поставщика переводческих услуг, и сейчас мы рассматриваем возможность его расширения.

 

Один из офисов AWATERA находится в Лос-Анджелесе. Какое влияние оказывает американская конкурентная среда на Ваш бизнес, в том числе в России? Чем отличается конкурентная бизнес-среда в переводческой отрасли в России и в США?

Можно сказать, что бизнес-среда во многом отличается, в первую очередь тем, что конкуренция в США значительно интенсивнее. Американский переводческий рынок — самый крупный в мире, поэтому многие переводческие компании стремятся развиваться в США. На этом рынке важно всегда быть в курсе трендов отрасли, внедрять инновации и предоставлять высококлассный сервис. Россия немного отстает от Запада по процессам, поэтому правильнее всего было бы провести аналогию с западными клиентами: то, что требуют они, завтра будут ожидать и российские. Конечно, этот опыт сильно нам помогает и укрепляет наши позиции и на российском рынке в том числе, позволяя нам применять новейшие тренды и инновационные решения в отрасли и рекомендовать их нашим клиентам в России.

 

У Вашей компании большой опыт работы с ведущими издателями игр и мировыми лидерами в области разработки ПО. С чего начинался Ваш путь к этому? Что необходимо учесть переводческой компании, выходя на этот рынок?

ABBYY LS всегда позиционировала себя, как лингвистическая ИТ-компания и всегда инвестировала в разработку передовых технологических решений. Можно привести как пример Perevedem.ru, LingvoPro, Smartcat, Interpret.me, ABBYY Cloud, XETS, API-коннекторы. AWATERA этот путь продолжила, и сегодня мы лидируем в сфере технологических решений для отрасли лингвистических услуг. Что необходимо учитывать, работая на этом рынке? Самое важное в локализации - это сбор всей необходимой информации о проекте, который предстоит переводить, и, конечно, сам процесс коммуникации. Люди из игровой и it-индустрии общаются только с теми, кто говорит с ними на одном языке, кто понимает их. Переводчик должен максимально погрузиться в их сферу и процесс целиком, чтобы обеспечить нужный результат.

 
В своем выступлении на TFR 2019 Вы говорили о том, что сегодня отмечается тенденция к поглощению малых переводческих компаний более крупными. Почему так происходит? Какие плюсы и минусы Вы можете отметить в этой тенденции?

Я говорил немного о другом. В целом, в мире наблюдается тенденция к консолидации бизнеса. Объединение ресурсов позволяет повышать эффективность бизнеса, выделять дополнительные средства на разработку и внедрение новых технологий, лучше позиционировать себя на рынке, а также повышает стоимость активов компании. На международном рынке в нашей отрасли это четко прослеживается, каждый месяц мы видим сообщения о новых слияниях и поглощениях.  Малые или даже средние компании, которые не готовы меняться, не выдерживают, в первую очередь, технологической конкуренции. У них есть два пути – стать нишевой, узкопрофильной компанией или исчезнуть (разориться, быть поглощенной). Многие выбирают второй путь. Сейчас AWATERA развивает направление франшизы, и для компаний это отличная возможность работать под брендом лидера отрасли, при этом пользоваться всеми техническими разработками.

Комментарии 0

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Обладатели международного сертификата ISO 17100

Поздравляем!

Создание сайта LinkDesign