Марк Лесун: что такое локализация, зачем и как компании растить специалистов, и что делают в Google пожилые филологини в толстых очках


  • 16.07.2018
  •  2273
  •  0
Марк Лесун: что такое локализация, зачем и как компании растить специалистов, и что делают в Google пожилые филологини в толстых очках

Сегодня команда TopTR разбирается с особенностями локализации с Марком Лесуном, который отвечает за локализацию продуктов Google на русский язык и занимается другими смежными вещами: созданием и внедрением процессов, определением стандартов качества, выстраиванием взаимоотношений с подрядчиками и разработкой новых интересных проектов, таких как курс Localization Essentials. Свой профессиональный путь он начал десять лет назад как переводчик, успел с тех пор поработать почти на всех уровнях локализационной цепочки (фрилансер, штатный переводчик, редактор, ведущий редактор, менеджер и т. п.).

 

Марк, здравствуйте. В каком из офисов Google Вы работаете и чем занимаетесь?

Здравствуйте! Я работаю в московском офисе и сейчас отвечаю за локализацию всех продуктов на русский язык. Начинал в качестве одного из ведущих редакторов, тогда у меня была условная «своя линейка» продуктов, за которые я непосредственно отвечал. Это полезная практика, она сохраняется у редакторов и сейчас, потому что продуктов у нас много и они сильно отличаются один от другого в плане специфики и особенностей. Как результат, можно прекрасно разбираться в одних продуктах, и ничего не соображать в других — если просто никогда с ними раньше не сталкивался. У меня до сих пор есть  сервисы, в которых я мало что соображаю, и когда мне нужно понять, как что работает в деталях, я обращаюсь к лингвистам или к специалистам по продукту.

 

Как Вы попали в Google?

За время работы редактором мне удалось естественным образом изучить часть специфики локализационного процесса в компании-вендоре, плюс отточить лингвистические навыки и завести полезные знакомства. Поэтому в какой-то момент, когда открылась штатная позиция, я был довольно естественным кандидатом — по крайней мере, мне так казалось. На самом деле, конечно, всё равно пришлось пройти множество собеседований и пережить долгий, в целом, процесс, а в работе оказались нужны в первую очередь не совсем те навыки, которые я ожидал. Но оно того стоило — путешествие оказалось (и всё ещё оказывается) очень увлекательным!

 

Год назад компания Google опубликовала бесплатный курс по локализации, над которым Вы работали как один из авторов. Почему в Google решили сделать курс бесплатным?

Это было сознательное решение с самого начала: одна из причин для создания курса — тот факт, что в мире очень мало возможностей получить специфические знания по локализации, и еще меньше возможностей получить такие знания бесплатно (по-моему, честно говоря, их вообще нет). Получается,  выбор  курсов очень ограничен, и стоят большинство из них немало. Наша же идея была в том, что нужно предоставить такой трамплин в мир локализации тем, у кого нет денег на дорогие курсы или специальное образование, а также тем, кто просто по разным причинам не готов тратить на это деньги  (например, учится с целью расширения кругозора или профессионального бэкграунда). По этой же причине курс был сделан довольно базовым, без ухода в подробности и детали: широкий обзор самых основ работы в нашей области.

 

Какие специалисты привлекаются к локализации помимо переводчика?

В целом может привлекаться самый широкий набор специалистов: от людей, которые знают специфику работы с субтитрами или текстом, который будет озвучен актерами и вложен в уста говорящих на экране персонажей, до технарей, работающих с автоматической генерацией строчек в зависимости от грамматики и других обстоятельств. В нашей работе это, как правило, более узкий и конкретный набор специалистов: переводчики, редакторы, инженеры, тестеры, менеджеры, которые помогают всем этим людям коммуницировать и работать сообща.

 

Чем отличается локализация сайта от локализации программного обеспечения? Какие дополнительные специалисты требуются для локализации, например, приложения?

Зависит от сайта и от приложения (улыбается). В общем и целом есть базовые различия, вроде особенностей дизайна и расположения элементов, которые влияют на максимальную длину строк, или того, что приложения обычно обновляются чаще и активнее (хотя, как я сказал, приложение сайту рознь). Плюс многое зависит от того, с кем вы работаете как специалист или менеджер локализации: если это разработчики, имеющие доступ к коду и знающие, как что работает, то это одна история; если это менеджеры, знания которых ограничены тем, что «строчки в этом файле, а референсов нет», — история совсем другая, гораздо менее веселая. В целом как раз наличие референсов может быть ключом к успеху в обоих случаях: и для сайтов, и для ПО переводить качественно и успешно можно тогда, когда переводчики понимают, о чем идет речь, как это работает и где что расположено. Контекст — наше всё.

 

Какие особенности учитываются для локализации продуктов Google для русскоязычной аудитории?

Мы стараемся балансировать между традиционно принятым в компании неформально-дружелюбным стилем общения и несколько более сдержанной, возможно, даже немного формальной манерой общения, которая принята у нас в обществе. Это непросто, потому что с одной стороны ты стараешься быть ближе к пользователю и говорить на его языке, быть современным и доступным, а с другой — опасаешься показаться чересчур фамильярным, слишком навязчивым и неестественным в своей коммуникации. Все-таки культуры общения в разных странах различаются, и культура Google в первую очередь растет из американской, которая имеет ряд особенностей. Иногда мы попадаем в непростые ситуации, когда, например, другие компании, которые не локализовывают свои продукты, а сразу создают их на русском, оказываются более «неформальными», чем мы, и нам приходится отвечать на вопросы из разряда «ну, а вы-то чего боитесь?». А мы не боимся, мы просто стараемся быть нейтральными, чтобы разные части аудитории реагировали одинаково дружелюбно на нашу коммуникацию. Помнится, однажды, после запуска какого-то продукта много лет назад, один компьютерный журналист или блогер раскритиковал именно этот «консерватизм» в нашей локализации, предположив, что локализацией в Google занимаются «пожилые филологини в толстых очках». С тех пор так и живем, равняемся на эти идеалы (улыбается).

 

Как Вы считаете, насколько сегодня в мире актуальна проблема плохой локализации?

Мне кажется, эта проблема будет актуальна всегда, пока будет актуальна собственно локализация. Всегда будут люди, которые будут пытаться сэкономить время, деньги или усилия, и выдать продукт с уровнем качества «а вдруг прокатит». И, к сожалению, во многих случаях будет прокатывать. Можно наблюдать, как в некоторых областях стандарты качества со временем плавно проседают — например, в локализации кино и отдельных игр или игровых серий. Даже в переводной литературе в последние годы легко нарваться на плохой перевод. Возможно, всё придет к тому, что отрасль разделится на две условные части: бóльшую и массовую, где будет рулить подход «минимально допустимого качества», локализация, делающаяся по принципу «главное — чтобы было примерно понятно о чем идет речь»; и на меньшую, «элитарную», где будут работать действительно требовательные заказчики и действительно высококлассные переводчики, выдающие продукт серьезного уровня. По крайней мере, тенденции к тому, чтобы люди массово требовали высокого качества и компании/специалисты, производящие плохой перевод, теряли рынок, я не вижу, скорее — наоборот.

 

Расскажите, как в наше время преподают локализацию в русских университетах? Какова ситуация в мире?

Честно говоря, очень мало об этом знаю, хотя хотелось бы знать больше. В прошлом году я выступал на нескольких площадках с презентацией нашего курса (упомянутого выше), и каждый раз призывал всех в аудитории, кто имеет какие-то контакты в вузах, помочь нам установить связь и начать сотрудничать. Несколько человек откликнулись, но вообще желающих можно было пересчитать по пальцам (может быть, даже одной руки). Насколько я понимаю, сейчас это дело энтузиастов — отдельные люди в отдельных вузах рассказывают студентам (хотя бы) о том, что это такое, что это отдельная отрасль и прочее. Системной работы не ведётся, а жаль, потому что нехватка специалистов — одна из проблем нашей отрасли, и она зачастую связана именно с тем, что выпускники или студенты вузов просто не знают о таком варианте как локализация, им никто про это не рассказывал, и в открытом доступе никакой особо информации нет.

 

Какие дополнительные знания нужны (помимо знания языка), чтобы заниматься локализацией?

Зависит от того, в какой области человек собирается работать — везде своя специфика. Где-то IT, где-то телекоммуникации, где-то игры (причем сейчас мобильные, десктопные и приставочные игры — это отдельные истории). Базовые понятия локализации, вроде тех, что даны (опять же!) в нашем курсе, изучить не так сложно, и много времени это не займет, но потом вы обязательно попадете в кроличью нору, где постоянно придётся учиться всё больше и больше, да ещё и бежать, просто чтобы оставаться на месте. Другими словами, если вы знаете что-то специальное о чём-то и знаете язык — вы уже на полпути в локализацию (если оно вам надо, конечно). Просто будьте готовы много учиться и запаситесь терпением — тут всё как и везде (в плане беспорядка и суеты), только ещё и на нескольких языках.

 

Какие книги и курсы Вы можете рекомендовать для повышения профессионального уровня?

Есть целый ряд книг и статей, которые мы использовали для разработки курса, да и просто полезных в разных отношениях, навскидку могу назвать A Practical Guide to Localization Берта Эсселинка и книги, перечисленные на сайте www.i18nguy.com.

Комментарии 0

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Обладатели международного сертификата ISO 17100

Поздравляем!

Создание сайта LinkDesign