И не поспоришь: Михаил Гаспаров


  • 10.03.2020
  •  974
  •  0
И не поспоришь: Михаил Гаспаров

Приводя высказывания известных людей о переводе, нельзя обойти стороной академика Михаила Леоновича Гаспарова – литературоведа и филолога-классика, историка античной литературы и русской поэзии, переводчика с древних и новых языков, стиховеда и теоретика литературы. В новой подборке мы представляем вам цитаты, раскрывающие некоторые аспекты переводческой концепции, которую создал Михаил Гаспаров, используя свой большой опыт, обширные знания и анализ как своей работы, так и работы коллег.

 «Часто говорят: переводчик должен переводить так, чтобы читатели воспринимали его перевод так же, как современники подлинника воспринимали подлинник. Нужно иметь очень много самоуверенности, чтобы воображать, будто мы можем представить себе ощущения современников подлинника, и еще больше — чтобы вообразить, будто мы можем вызвать их у своих читателей».

 «Русский язык — не мертвый, как древнегреческий; но оказывается, что это мало облегчает стилистическое творчество. Создать новый русский стиль для передачи иноязычного стиля, не имеющего аналогов в русском литературном опыте, — задача величайшей трудности».

«…переводной текст самим фактом перевода повышенно престижен: это средство иерархизации культуры, и переводчик чувствует свою повышенную ответственность».

«Говорят, когда переводчик конгениален автору, то можно дать ему волю. Но не то же ли это что: когда один студент лицом похож на другого, то он может сдавать зачет по его зачетке?»

«Переводчики — скоросшиватели времени».

«”Переводчик должен искать компромисса между насилием над подлинником и насилием над своим языком”. Это так же невозможно, как убийце искать компромисса, убить одного или другого. Можно, конечно, убить обоих (переводчики часто так и делают), но это будет уже не компромисс, а перевыполнение плана».

«Когда перевод старается быть прежде всего хорошими стихами, то когда-нибудь они перестанут быть хорошими; когда не стараются — есть надежда, что когда-нибудь они станут хорошими. Это работа на вырост».

«Задача перевода — не в том, чтобы дать по-русски то, чего не было по-русски, а в том, чтобы показать, почему этого и не могло быть по-русски».

«Часто говорят: переводчик должен переводить так, чтобы читатели воспринимали его перевод так же, как современники подлинника воспринимали подлинник. Нужно иметь очень много самоуверенности, чтобы воображать, будто мы можем представить себе ощущения современников подлинника, и еще больше — чтобы вообразить, будто мы можем вызвать их у своих читателей».

«Тот, кому кажется, что он переводит без стиля, просто честно и точно, все равно переводит на стиль, только обычно на плохой, расхожий, казенный».

«Для понимания предмета нужно его переводить на какой-то другой язык».

«Записи и выписки»

 

«В каждой развитой культуре классические памятники прошлой литературы должны существовать не в одном, а в нескольких переводах. Каждый перевод, сколь бы он ни был превосходен, проецирует многомерную сложность подлинника на плоскость, делает оригинал упрощенным и представляет его односторонне».

«Старый перевод может остаться памятником переводящей литературы, шедевром ее, но этим он не может закрыть дорогу новым переводам, которые хотят увидеть новое в классическом памятнике».

О новом переводе «Ада» Данте, выполненном В. Г. Маранцманом

 

«Поэту-переводчику, которому приходилось переводить самых разных лириков с самых разных языков, свести их в единый сборник «избранного» бывает труднее: приходится или подчеркивать их пестроту, как в музейной витрине, или, наоборот, навязывать им мнимое сходство своим собственным переводческим почерком, или — и это самое трудное — вдумываться в несхожее, ловить в нем незаметное глубинное сходство и опираться в подборе именно на него».

«Поэту-переводчику, который переводил не только лирику, но и большие жанры — поэмы, драмы разных эпох, — бывает всего труднее. Здесь каждый памятник знаменит, каждый заведомо не похож на другой, здесь невозможно и не нужно придавать им искусственное сходство, здесь переводчик может только склониться перед переводимым текстом, передать свое уважение читателю и предоставить читателю самому ощутить сквозь эти переводы сменяющийся и преемственный стиль эпох».

«К книге С. В. Шервинского»

 

 «Всякому переводчику во всяком переводе приходится жертвовать частностями, чтобы сохранить целое, второстепенным – чтобы сохранить главное; но где тот рубеж, который отделяет частности от целого и второстепенное от главного?»

«Переводы Маршака могут нравиться или не нравиться, но учиться у них есть чему».

«…нет переводов вообще хороших и вообще плохих, нет идеальных, нет канонических. Ни один перевод не передает подлинника полностью: каждый переводчик выбирает в оригинале только главное, подчиняет ему второстепенное, опускает или заменяет третьестепенное. Что именно он считает главным и что третьестепенным - это подсказывает ему его собственный вкус, вкус его литературной школы, вкус его исторический эпохи».

«Сонеты Шекспира — переводы Маршака»

 

На вопрос о самых талантливых переводчиках: «Среди старших: в стихах - М.Лозинского, в прозе - С.Апта: потому что они стараются не заслонять собой подлинник от читателя».

Интервью «Русскому журналу»

 

«… в традиции русских переводов никакой риторической гладкости не было, фона не имелось, и резкость-угловатость рисковала выглядеть обычной халатной небрежностью, к которой давно привык страдалец-читатель русских переводов древних прозаиков»

«Ваш М. Гаспаров». Из писем к Н. Брагинской

 

 

 

Комментарии 0

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Все статьи

Обладатели международного сертификата ISO 17100

Поздравляем!

Создание сайта LinkDesign