Елена Кондрашова и Наталья Маленьких, спикеры TFR: почему вузам и БП нужно дружить?


  • 22.08.2018
  •  599
  •  0
Елена Кондрашова и Наталья Маленьких, спикеры TFR: почему вузам и БП нужно дружить?

Продолжаем серию интервью спикеров Translation Forum Russia, который пройдёт в Екатеринбурге с 24 по 26 августа 2018 года. 

Елена Кондрашова — старший преподаватель кафедры лингвистики, теории и практики перевода, член Союза переводчиков России, член Ассоциации преподавателей перевода, член рабочей группы по разработке профстандарта «Специалист в области перевода и локализации».

Наталья Маленьких — директор Бюро переводов «Нэо Транслейтинг», член Союза переводчиков России, член рабочей группы по разработке профстандарта «Специалист в области перевода и локализации», член рабочей группы «Лингвистика» при Дирекции Универсиады-2019.

 
Здравствуйте. Вы подготовили для TFR (Translation Forum Russia) доклад на тему «Почему нужно дружить вузам и БП?». Как можно тезисно ответить на столь обширный вопрос?

Здравствуйте! Вы верно сказали — этот вопрос обширный. Если перечислить основные моменты, не очень вдаваясь в подробности, то это будет выглядеть следующим образом:

Через практику к профессии — все виды практики с первых курсов должны проходить с присутствием или с дистанционным сопровождением практикующих переводчиков. Необходимо кардинально изменить систему организации практики. Уже с первых курсов студентов можно и нужно обучать работе с переводом шаблонных документов, азам последовательного перевода на примере перевода-сопровождения.

Интеграция в реальные условия — работа с психологическими барьерами, когда студент-переводчик не осознает своей ответственности, не понимает того, что перевод (или часть выполняемой работы) является звеном в цепи других действий: работа с дедлайнами, требованиями заказчиков, форс-мажорами и т.д.

Расширение кругозора — детальная проработка отдельных тем, возможность выбора специализации, самоопределение внутри профессии.

Планирование профессиональной траектории развития — попробовав себя в разных направлениях профессии, студент определяется с тем, хочет ли он остаться в профессии, если да, то в какой узкой области он будет развиваться (перевод: устный/письменный, письменный: юридический, технический и т.д., управление, вспомогательные и смежные профессии). Освоение дополнительных материалов и в некоторых случаях отдельных профессий, например, сестринское дело для медицинских переводчиков.

Выбор из доступных опций — вуз предоставляет общие знания о профессии. Скоро «Профстандарт» внесет изменения в образование, сделав его более практико-ориентированным. Тем не менее, во время обучения студенты уже сейчас самостоятельно могут проходить дополнительные курсы по выбранной теме, посещать вебинары и практические семинары.

Обоюдный подбор и развитие кадров — привлекая работодателей, вузы выполняют требования ФГОСа и вносят в теоретическую программу прикладной аспект, т.к. практики дают применимые в реальной жизни знания, развивают умения и навыки. Бюро переводов и другие работодатели могут отслеживать становление своих будущих кадров и воспитывать их «под себя».

Популяризация профессии — у студентов зачастую складывается неправильное или устаревшее представление о профессии, они не всегда знают о современных тенденциях в плане технологизации отрасли и возможных вариантах трудоустройства (не только переводчик, но менеджер проектов, вендор-менеджер, верстальщик, корректор, редактор и т.д.).

Какой формат сотрудничества между БП и вузами (производственная практика, совместные мероприятия, проведение стажировок и т.д.) вы считаете самым эффективным?

Формат сотрудничества — только комплексный подход может обеспечить стабильный результат. Сюда входят все упомянутые форматы.

Учебная практика — первая практика студентов. Сейчас в большинстве вузов она проводится на обучающей кафедре местными преподавателями, которые сами бывают очень далеки от профессии. Кроме того, такая практика проводится не с первого курса. Но мы считаем, что она должна проводиться именно с этого времени. Практика должна включать в себя введение в профессию (теоретический материал), обзор текущего состояния профессии, технологий, требований, нормативно-правовую базу, этический кодекс профессии. Вторая часть практики должна быть прикладной: работа с шаблонными документами с базовыми элементами проектной деятельности (переводчик, редактор, корректор, менеджер проектов), знакомство с видами перевода в формате профессиональной ролевой игры на базе перевода-сопровождения.

Производственная практика — Сейчас студентов распределяют по местам, где якобы нуждаются в переводчиках. Часто студенты не обеспечиваются необходимой нагрузкой, не получают необходимых знаний, умений и навыков, не формируют представление о реальной переводческой деятельности. Наше видение: адекватное взаимодействие с практиками, которые дадут материал для работы, проведут инструктаж, установят сроки и определят критерии качества, будут проводить текущий контроль, дадут итоговую оценку и обратную связь. В таком формате уже работают «АКМ-Вест», «Альянс-Про», «Нэо Транслейтинг» и другие.  Подводные камни: практики не хотят тратить свое время впустую, поэтому применяют входной контроль/отбор и работают уже с мотивированными и заинтересованными в профессии студентами. Задачи: социализация студентов.

Преддипломная практика — логическое продолжение производственной практики и строится на ее материале с более подробной проработкой. Более узкие задачи, соответствующие теме исследования студента.

Стажировка — это направление деятельности — клад для студентов. Уже сейчас есть популярные курсы для начинающих и практикующих переводчиков, которые проводятся различными бюро и школами переводов, после которых участники могут попробовать себя в роли переводчика в конкретном проекте. Кроме того, любой желающий может принять участие в волонтерских проектах («Юник» (волонтёрский переводческий проект), перевод для больших мероприятий и работа на них: выставки, соревнования, конференции и т.д.; проекты для людей с ограниченными возможностями; переводы для COURSERA, TED…). Любой дополнительный опыт будет полезным. Системы «единого окна» на данный момент нет, но она будет очень полезна.

Совместные мероприятия — раза 2-3 в год проводить небольшие мероприятия в формате круглых столов, мастер-классов, встречи с разными представителями отрасли (переводчики, менеджеры, руководители компаний, заказчики).

Наставничество — включает в себя все перечисленные виды взаимодействия + индивидуальное консультирование и отслеживание прогресса. Наиболее успешные примеры становления в переводческой отрасли это подтверждают, когда наставник «сопровождает» своего воспитанника со студенческой скамьи до практической работы, а затем еще в течение нескольких лет. Это позволяет избежать синдрома отказа от профессии, когда случаются первые неудачи.

Насколько реальна данная ситуация на сегодняшний день: переводчик знакомится с определённым БП ещё в момент учёбы, а после получения диплома начинает с этим же БП полноценное сотрудничество?

Данная ситуация вполне реальна. Чаще бывает, что студент, пройдя определенный этап стажировки при бюро, уходит «на повышение». Такие случаи не очень редкие. В практике БП «Нэо Транслейтинг» есть несколько примеров, когда студенты сами (это очень важно!) находили вариант прохождения практики, проявляли себя с наилучшей стороны, после получения диплома приходили к нам работать. Через год-два эти люди были востребованы на мировом рынке.

Как вы думаете, решило бы обязательное распределение молодых специалистов после вузов основные проблемы (например, «не берут на работу, так как нет опыта»)? Или есть лучший способ решить эту проблему?

Можно обойтись и без распределения выпускников. Если вуз обеспечивает высокий уровень трудоустройства по профессии за счет качества профессиональной подготовки выпускников (на примере Высшей школы перевода Ирины Алексеевой), то желающих обучаться по данной специальности больше, соответственно, и больше денег.

Что касается опыта, то у сегодняшних студентов возможностей гораздо больше, чем у выпускников нулевых или девяностых. Интернет стирает любые границы и открывает новые горизонты. Если студенты будут правильно относиться к советам наставников (это и преподаватели, и сотрудники бюро, и переводчики-фрилансеры), у них будет шанс приобрести настоящий опыт работы уже в вузе.

Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы у переводчиков была работа, а у бюро переводов — квалифицированные сотрудники? С чего начать?

В идеале — пересмотреть образовательный стандарт и привести его в соответствие с новым профессиональным стандартом, который вот-вот выйдет. Повторимся: учить НЕ для галочки, а для профессии.

Как максимально эффективно можно донести до БП, что в их интересах включаться в «выращивание» и развитие молодых переводчиков?

БП готовы вкладываться в развитие и «выращивание» будущих переводчиков, но им требуется содействие и поддержка со стороны вузов, чтобы это не превращалось в игру в одни ворота. Нужен гибкий подход со стороны вузов и умение грамотно адаптировать и сочетать теорию и прикладные аспекты в образовательной программе. Содействие со стороны БП не должно превращаться в растрату сил, средств и времени, иначе такая инициатива очень быстро иссякнет.

Как вы считаете, заинтересованы ли сами вузы в выпуске хорошо подготовленных специалистов? Или разницы для вуза нет: хорошего она специалиста выпустили или слабого?

Вузы очень заинтересованы в качественной подготовке, так как это и имя, и престиж, и будущие студенты. Если вуз обеспечивает высокий уровень трудоустройства по профессии, то желающих обучаться по данной специальности больше, соответственно, и больше денег.

Интеграция практиков в образовательный процесс закреплена законодательно, но часто к этому требованию подходят формально, т.к. не всегда есть возможность гибко перестроить образовательную программу так, чтобы практики могли полностью реализовать свой потенциал. Общая система образования быстро не меняется. В результате практики отказываются от такого взаимодействия, т.к. оно становится обременительным.

Адаптированные к требованиям рынка образовательные программы повысят востребованность выпускников на рынке труда, но такие программы выходят за рамки стандартного подхода, т.к. схожи с созданием брендового продукта. Не все руководители в вузах обладают необходимыми управленческими компетенциями, стратегическое планирование вызывает определенные сложности, и количественные показатели выполняются ими формально, без привязки к качественным.

Ведёт ли кафедра лингвистики, теории и практики перевода СибГУ им. М.Ф. Решетнева статистику об успешном трудоустройстве? Какой процент выпускников вуза работает по специальности?

На кафедре у нас есть статистика: более 60% выпускников работают по специальности или в смежных профессиях. Очень многие выпускники (примерно 30% от выпуска) бакалавриата продолжили обучение в магистратуре Красноярска и за его пределами.

Статистика успешного трудоустройства (по специальности или смежным направлениям) выпускников может служить наглядным подтверждением успешности вуза по данному направлению. Вопрос: можно ли считать соотношение 1/15 или 20 успешным?

Обучают ли на кафедре лингвистики, теории и практики перевода СибГУ им. М.Ф. Решетнева студентов современным переводческим технологиям: cat-tools и т.д.? Как обстоит дело с этим в других российских вузах?

(Е.) Лично я, как преподаватель перевода, стараюсь показать студентам весь возможный спектр программ, который поможет им адаптироваться в современных реалиях работы переводчика. У нас в образовательной программе есть обязательные к изучению дисциплины, которые включают в себя знакомство с современными технологиями. Есть определенные проблемы с ПО, так как оборудование в вузе часто оставляет желать лучшего, но ПО не стоит на месте — и сейчас многими программами можно пользоваться в планшетах и смартфонах.

(Н.) В вузах программы очень быстро морально устаревают. Так, процент владения CAT-инструментами среди преподавателей до сих пор остается чрезвычайно низким. Это направление скорее держится на сподвижниках, нежели реализуется планомерно.

Многое можно освоить только на практике. Как вы считаете, почему большинство лингвистических вузов не проявляют инициативу и не взаимодействуют первыми с бюро переводов? Казалось бы, университет готовит кадры, БП принимают их на практику — схема выглядит логично. Почему по факту это происходит не всегда?

В реальности показатели вуза на уровне топ-менеджмента качественно не проверяются, поэтому сохраняется возможность для формального выполнения требований. Что и делают многие исполнители на местах.

Есть ещё один момент в отношениях именно между лингвистическими вузами и бюро: достаточно теоретизированный подход. Может показаться странным, но до сих пор по некоторым направлениям студенты получают теорию, оторванную от практики. Возможно, это связано с устаревшими взглядами на профессию. Мы уже упоминали о том, что далеко не все преподаватели стремятся следить за новыми тенденциями в профессии. Это не упрек, это, скорее, озабоченность.

В 2015 году закон «Об образовании», регламентирующий обязанность вуза предоставить каждому студенту место для практики, был заменён на федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». В нём больше нет пункта об обязанности предоставления вузом возможности практики. Как вы считаете, к чему это может привести? С чем это может быть связано?

Это способствует увеличению дистанции между вузами и работодателями. Возможно, такая ситуация косвенно вызвана нежеланием компаний принимать на практику студентов, не пригодных для работы в офисе или на производстве.

С другой стороны, в этом случае у студентов есть больше шансов найти «своё» место для прохождения практики, где, возможно, он в дальнейшем и будет работать.

Как вы считаете, почему план производственной практики часто не согласовывается с вузом? Нередки ситуации, когда студент вынужден помогать на «подсобных работах», имеющих к языку лишь опосредованное отношение, например, выполнять обязанности курьера, а не переводчика. Должен ли вмешиваться вуз и следить за тем, чем занимают его студентов во время производственной практики?

Вуз контролирует программу производственной практики. Работодатель контролирует интеграцию важных для него аспектов в программу подготовки в вузе. Абитуриенты и топ-менеджмент следят за показателями трудоустройства выпускников.

Согласны ли вы с тезисами некоторых работодателей, что сейчас «плохо учат» и «раньше было лучше»? Как вы думаете, насколько изменилась система преподавания у переводчиков с советских времён?

Бакалаврам при формальном подходе к подготовке объективно не хватает времени «раскачаться». Им выдают дипломы, когда они только-только вникают в азы профессии. Поэтому на выходе получается достаточно «сырой» специалист. Бакалавра рассматривают как базовое образование, при этом окончание магистратуры по другой специальности приводит к тому, что выпускник не получает достаточных знаний ни по одной, ни по другой профессии.

Было ли раньше лучше? Вопрос неоднозначный, но возможностей для качественного обучения студентов в рамках программы было больше. Можно изучить данный вопрос, проанализировав статистические данные, но мы в рамках нашего исследования на этом вопросе внимание не акцентировали. Хотя такая сравнительная статистика будет, безусловно, полезной.

Что лежит в основе плохой квалификации молодых специалистов: некачественное обучение, недостаточная мотивация к обучению самих студентов, их нежелание заниматься самообразованием после окончания вуза?

Всё это может быть причинами неудовлетворительного качества подготовки выпускников, но сама система профессиональной подготовки должна минимизировать возможные риски, а это выходит за рамки формального подхода. Так, вузы могут активно проводить работу со школьниками в профильных классах, где уже в рамках школы они будут постигать азы профессии. Такие абитуриенты мотивированы на дальнейшее развитие в профессии. При этом, плотная интеграция образовательного процесса с практикой будет оттачивать необходимые умения и навыки. «Выращенные» таким образом специалисты ценятся на вес золота, что автоматически снимает проблему их дальнейшего трудоустройства.

Как Вы считаете, когда переводчику лучше всего начинать профессиональную деятельность: во время обучения или после него?

Чем раньше будущий специалист начнет применять на практике полученные знания, тем лучше (и для него, и для работодателя).

Как лучше подготавливать абитуриентов к поступлению в вузы?

Качественная работа с абитуриентами начинается задолго до сдачи экзаменов. Это планомерная работа на протяжении года или двух (а может, и более). Абитуриентам именно практики должны рассказывать обо всех плюсах и минусах профессии. С одной стороны, важно не отпугнуть тех, кто сомневается, т.к. в отрасли великое множество поднаправлений, где специалист может найти себе применение, и о них обязательно надо рассказывать. С другой стороны, будущие переводчики должны осознанно идти в профессию, понимая, что наша работа – это великий труд, постоянное самообучение и совершенствование и огромная ответственность. Профильные классы с элементами базовой практики послужат отличной тестовой площадкой, где школьники смогут понять и почувствовать на себе, подходит им эта профессия или нет. Ведь есть профильные классы у нефтяников, например, почему бы не ввести аналогичную практику и в переводах. Первые шаги в этом направлении отдельные вузы делают, например, в Перми под руководством Е.В. Аликиной.

Комментарии 0

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Обладатели международного сертификата ISO 17100

Поздравляем!

Создание сайта LinkDesign