Игорь Вахницкий, спикер TFR : неединообразие английских эквивалентов технических терминов в ГОСТах


  • 23.08.2018
  •  326
  •  0
Игорь Вахницкий, спикер TFR : неединообразие английских эквивалентов технических терминов в ГОСТах

Продолжаем серию интервью со спикерами TFR. Сегодня нашим собеседником стал Игорь Вахницкий.

Игорь — бакалавр лингвистики, магистр филологии, собирается писать кандидатскую диссертацию. После бакалавриата работал преподавателем иностранных языков и занимался переводами на фрилансе, а потом устроился в бюро переводов. Там Игорь начал специализироваться на нефтегазовой тематике, получил сертификаты общетехнического переводчика и переводчика процессов нефтепеработки от учебного центра «Юнитех». Сейчас работает начальником отдела переводов на ПАО «Челябинский кузнечно-прессовый завод». Здесь тематика в основном связана с металлургией и обработкой металлов давлением, но на фриланс Игорь все равно старается брать переводы по нефтегазу, не только потому, что тематика денежна и востребована, но и потому, что терминология в ней вызывает у Игоря эстетическое наслаждение.

«Да простят меня металлурги, но «утяжеленная бурильная труба», «обсадная колонна» и «заканчивание скважины» звучат намного мощнее и брутальнее, чем какие-нибудь: «поковка», «катанка», «сутунка» и «сляб»», — смеётся Игорь.

Здравствуйте, Игорь. Ваш доклад на TFR: «Неединообразие английских эквивалентов технических терминов в ГОСТах». Скажите, пожалуйста, в каких масштабах Вы рассматриваете эту проблему? В рамках одного предприятия (что включает в себя взаимодействие штатных редакторов и бюро переводов/любой другой аутсорс) или в масштабах всей страны?

Я рассматриваю эту проблему в масштабах всей страны. Каждый ГОСТ (за исключением некоторых очень старых) имеет заглавие на английском языке. ГОСТы являются главными нормативными документами в России. Некоторые заголовки ГОСТов переведены очень хорошо, с учётом иностранных стандартов, а некоторые — как будто через Google Translate. Иные переведены грамотно пословно, но в реальности в английском языке используются другие термины. Проверять нужно каждый ГОСТ, в ошибках нет системы. Можно найти старый советский ГОСТ, использующий термины из американского стандарта. А можно найти современный ГОСТ, являющийся переводом ISO, но при этом содержащий ошибки. Один и тот же англоязычный термин в разных новых ГОСТах переводится на русский язык по-разному (особенно это наблюдается в системе менеджмента качества и информационных технологиях).

Эта проблема стоит перед ЧКПЗ до сих пор или у неё уже есть готовое решение, которое используется, налажены проверенные инструменты?

В рамках нашего предприятия при переводе с русского на английский мы всегда указываем термин по ГОСТу и его аналог по ASTM, ASME, DIN или иному стандарту. Особенно это касается различных типов фланцев и труб.

Насколько реализуема задача соблюдения единства терминологии в ГОСТах по всей стране и в других отраслях?

В масштабах страны этим должны заниматься государственные учреждения, как было в СССР. Комитет по стандартизации доводил ГОСТы до пользователей, Всесоюзный институт научной и технической информации отслеживал новые понятия в мировой научной литературе, Всесоюзный центр переводов издавал «Тетради новых терминов» и так далее. Увы, в сегодняшней России задача соблюдения единства англоязычных терминов в ГОСТах нереализуема в принципе.

Нет способов исправить и уже существующие ошибки. Даже если собрать их и направить в Росстандарт, никто не будет переиздавать ГОСТы ради исправления одних лишь английских заглавий.

Предположим, что один и тот же англоязычный термин сотрудники завода перевели в одном варианте, а тех. комитет в Москве посчитал, что правильным должен быть другой вариант перевода. Например, при переводе термина «напряжение» одни выбрали слово «stress», а другие – «pressure». Теоретически, все правы. Но как быть в таком случае? Какой вариант перевода выбрать и почему?

Тут в первую очередь нужно смотреть англоязычные стандарты, как конкретный термин звучит там. Если термин впервые возникает на русском языке (уникальная разработка, метод анализа, абстрактное понятие и проч.) и не имеет эквивалентов в английском, то, с нормативно-правовой точки зрения, прав будет тех. комитет. Но в этом случае хорошей практикой будет, если тех. комитет при создании эквивалента будет опираться на англоязычную традицию, учитывать уже существующие подобные термины. Как вы верно заметили, сегодня имеется большая путаница в «напряжение», «нагрузка» – stress, load, pressure.

Может ли повсеместное внедрение информационных технологий помочь решить проблемы с единообразием перевода технических терминов?

Скорее, наоборот. Если раньше переводы научных и технических статей публиковались только в отраслевых журналах и проходили редактуру, то сейчас в Интернете можно найти множество статей, переведенных непонятно кем и для кого.

Сколько должен стоить перевод ГОСТов?

Сегодня официальный перевод от «Интерстандарта» и других подобных учреждений стоит в среднем 30 тысяч рублей. Руководство завода это обычный заказчик, который редко понимает специфику и сложность переводческой деятельности. Зачастую вместо того, чтобы закупить официальный перевод, завод вынуждает переводить стандарт своих штатных переводчиков или заказывает перевод в бюро. Очевидно, что ни рядовой переводчик, ни бюро не обладают компетенцией, чтобы грамотно выполнить такую работу. Тем не менее, при устройстве на завод или серьезное бюро технических переводов соискателей непременно спросят: «Есть ли у вас опыт переводов ASTM, ASME?». Иностранные стандарты защищены авторским правом и передаются конкретным предприятиям по конкретным контрактам. То есть каждый год одни и те же стандарты переводятся сотнями переводчиков для разных предприятий  независимо друг от друга. И это повторяется из года в год. Вообразите, сколько это излишнего труда переводчиков, дополнительных финансовых затрат, дней приостановки инженерных работ в ожидании готового перевода.

Что такое «официальный перевод» в Вашем понимании?

Под «официальным переводом» я понимаю перевод Росстандарта или иного государственного органа.

Получается, что Вы говорите о том, что, теоретически, для решения проблемы единообразия переводов терминов можно готовые переводы отправлять в Росстандарт. В то же время мы знаем, что переводами стандартов занимается ФГУП «СТАНДАРТИНФОРМ», являющийся подведомственной организацией Росстандарта. При этом Вы также говорите, что ни рядовой переводчик, ни бюро не обладают компетенцией, чтобы грамотно выполнить такую работу. Тогда возникает вопрос в том, достаточно ли ресурсов и компетенции у самого ФГУП «СТАНДАРТИНФОРМа», чтобы давать квалифицированную оценку выполненным переводам? И насколько руководство завода, как обычный заказчик, который редко понимает специфику и сложность переводческой деятельности, как Вы говорите, может оценить точность перевода ФГУП «СТАНДАРТИНФОРМа»?

Я не знаю, что будет, если отправить им свой перевод. Мне кажется, они просто проигнорируют письмо. Вряд ли они захотят делиться деньгами со сторонними переводчиками, юридически оформлять авторство и права на использование. Получается, они должны будут заплатить переводчикам гонорар и купить у него лицензию на продажу перевода? Официальные учреждения видят перевод стандартов как источник заработка, а не как способствование стандартизации и гармонизации. Стандартинформ даже базу Ростерм пытается продавать за какие-то невероятные деньги, хотя ее легко найти в общем доступе. В итоге они не получают прибыль (потому что заводы не покупают их дорогие документы), а корпус технической литературы захламляется низкокачественными переводами.

По логике вещей, «Стандартинформ» обязан обладать такими ресурсами и компетенцией, чтобы давать квалифицированную оценку выполненным переводам. Лично мне кажется, что в этом вопросе Росстандарт должен скооперироваться с Союзом переводчиков России и вместе выработать процедуры проверки качества, «сертификации», продажи и внедрения сторонних переводов иностранных стандартов. Но судя по тому, как долго и безуспешно СПР пытается «легализовать» деятельность переводчиков в российском законодательстве, с Ростехом тоже ничего не получится. СПР уже давно разработали свой варианта закона «О нотариате», предлагают создать институт присяжных переводчиков, четко прописать права и ответственность переводчика в судебном деле, но никто в правительстве не хочет их слышать.

Может ли перевод распространяться на каких-либо условиях?

Я глубоко убеждён, что все стандарты должны быть бесплатными и храниться в общем доступе. Государство должно закупить все стандарты всех ведущих стран, перевести их и распространить на наших предприятиях.

При разговоре о переводе ГОСТов  и возможности их распространения не может не возникнуть вопрос об авторском праве. Согласно законодательству РФ  (ГК  РФ часть 4 глава 69), авторские права на перевод принадлежат переводчику, а перевод может использоваться автором перевода лишь с согласия обладателя авторских прав на первоначальное произведение, т.е. иностранных представителей ASTM, ASME, DIN и т.д. Соответственно, не возникает ли здесь фактического противоречия в том, что можно организовать бесплатный или даже платный общедоступный ресурс переводов для всех желающих? Как быть с пошлиной и разрешением на перевод в таком случае? Кроме того, если создать единый центр перевода, хранения и распространения иностранных стандартов, это не будет противоречить антимонопольным законам?

У меня нет юридического образования, так что я не смогу ответить на эти вопросы. Мне кажется, что как-то этот вопрос можно решить, причем очень легко. Насколько я знаю, ГОСТы распространяются бесплатно. А ведь некоторые ГОСТы являются переводами и гармонизацией иностранных стандартов.

Я не думаю, что антимонопольное законодательство должно затрагивать вопросы стандартизации и унификации.

Правильно ли мы понимаем, что, выступая на TFR, Вы хотите привлечь внимание участников рынка переводов к проблеме единообразия перевода терминологии, чтобы решить её как можно быстрее?

Абсолютно верно. Я глубоко убежден, что переводческое сообщество в состоянии выработать решение данной проблемы. Но без обратной связи от государства ничего не получится.

В чём причина сложившейся ситуации с неединообразием  английских эквивалентов технических термином в ГОСТах?

Причина в компетентности разработчиков и издателей каждого конкретного ГОСТа.

Приведу, как мне кажется, самый показательный пример: ГОСТ 6032-89 «Стали и сплавы коррозионно-стойкие. Методы испытаний на стойкость против межкристаллитной коррозии». В англоязычной технической литературе (ASTM, ISO) «межкристаллитная коррозия» звучит как intergranularcorrosion. Однако авторы ГОСТа перевели её как intercrystalline corrosion. Комичность ситуации заключается в том, что этот ГОСТ является переводом ИСО 3651-76, который называется Determination of resistance to intergranular corrosion of stainless steels. То есть получается, что авторы перевели термин с английского на русский, но не смогли перевести его обратно таким же образом. С тех пор стандарт переиздавался два раза, в 2003 и в 2017 годах. В новейшей версии ГОСТ 6032-2017 английское название ИСО даже указано на первой странице, однако термин так остался неисправленным.

Можно рассказать случай из практики, как эта ошибка становится помехой при коммуникации. Я работал на проекте по поставке оборудования для атомной станции. Помимо прочего, необходимо переводить протоколы испытаний, в которых говорится, что «образцы были испытаны на стойкость к межкристаллитной коррозии по методу АМУ ГОСТ 6032-2003». Как в этом случае следует передать термин? Если написать intergranular corrosion, то англоязычный инженер откроет ГОСТ, увидит, что там написано некое intercrystalline corrosion и спросит: «почему вы испытывали стойкость к intergranular corrosion по методу, который определяет что-то другое?». Если написать intercrystalline corrosion, то англоязычный инженер спросит: «а зачем вы определяли этот параметр, когда нужно было определять intergranular corrosion?» В итоге отделом переводов было принято решение указать правильный английский вариант, русский неправильный вариант заключить в кавычки, как собственное название метода по ГОСТу, а также в сноске дать разъяснение. В итоге проходная фраза превратилась в громоздкую конструкцию. Там, где русскоязычный реципиент пробегает глазами по тексту протокола и заключает: «Всё соответствует нормативной документации», англоязычный реципиент спотыкается, задумывается, проводит сопоставления.

При письменных переводах по этому проекту неоднократно возникали ситуации, когда англоязычные специалисты указывали на неверный перевод терминов. В ответ я демонстрировал им ГОСТы. На что они отвечали: «Да, действительно, раз в ГОСТе написано так, то оставляй. Но вообще на английском это называется так-то и так-то».

Разумеется, в основном англоязычные специалисты, занятые на этом проекте, прекрасно знают ГОСТы, по которым для них производится оборудование, и осведомлены обо всех несоответствиях в терминологии. Но возникает вопрос: ради чего нашим партнёрам приходится всякий раз «заморачиваться», вникать в лингвистические тонкости, держать в голове дополнительные синонимы, постоянно «раздваиваться» при чтении оригинальной и переводной литературы? Ведь это не какие-то интересные культурные особенности, которые, к примеру, не позволяют назвать открытый пирог пиццей. Это банальная безграмотность переводчиков заголовков ГОСТов. А в ведь речь идёт о такой серьёзной отрасли, как атомная энергетика.

В заключение мы хотели бы спросить у Вас, что Вы можете пожелать или посоветовать каждой группе переводческой отрасли, которая сталкивается с этой проблемой: заказчикам, переводческим компаниям, переводчикам?

Я бы советовал не жалеть денег и покупать официальные переводы. Это приведет к разгрузке местных переводчиков, ускорению инженерных работ, унификации терминологии в масштабах всей страны.

Мы благодарим Вас как представителя заказчика за активное участие в решении проблемы единообразия перевода терминологии, за интересную и полезную тему подготовленной лекции для будущего выступления на TFR и за сотрудничество с TopTR!

Комментарии 0

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь