Светлана Сильванович: перевод с арабского, особенности арабских диалектов, полезные ресурсы для арабистов, арабская культура и художественный перевод


  • 19.06.2019
  •  610
  •  0
Светлана Сильванович: перевод с арабского, особенности арабских диалектов, полезные ресурсы для арабистов, арабская культура и художественный перевод

Светлана Сильванович - переводчик-арабист по второму высшему образованию. В 2007 г. начала изучать арабский сначала самостоятельно, затем с носителями языка. Потом закончила курсы в МГЛУ, прошла стажировки (2010 г. – стажировка в Каире (литературный арабский язык), 2012 г. – стажировка в Александрии (египетский диалект), 2015 г. – стажировка в Султанате Оман (литературный арабский язык), и, наконец, получила диплом Минского государственного лингвистического университета с присвоением квалификации референт-переводчик арабского языка (2016 г.).

Светлана участвовала в подготовке пособия: Культурные традиции арабских стран: практикум по арабскому языку / Ф. Фаттух, А.-К. Абдаль-Маджид, С. Ф. Сильванович.

 

Светлана, расскажите, пожалуйста, почему Вы решили стать переводчиком с арабского языка? Вам нравится арабская культура? Как быстро Вы выучили арабский язык до уровня, необходимого для занятия переводами? Как и где Вы обучались арабскому языку?

Я и сама себе задаю этот вопрос – почему я решила стать переводчиком с арабского. Сейчас мне кажется, что это не я решила. Как говорят арабы - мактуб (написано, т.е. предначертано).

Всё закрутилось после банального тура в Египет. Ничто не предвещало «беды» - я летела отдыхать, полная предубеждений и негативных ожиданий. Но как только на выходе из самолёта я вдохнула горячий египетский воздух, у меня вдруг возникло ощущение полной безопасности и умиротворения, словно я вернулась домой после долгого пути. Так я «заболела» Египтом.

Через какое-то время мне захотелось узнать эту страну по-настоящему - пожить не в отлакированной туристической зоне, а в самой гуще, лучше узнать людей. То есть изначально изучение языка виделось мне лишь средством для достижения этой цели, но со временем цель и средство поменялись местами.

Арабский язык не может не пленить, в нём сочетается математически строгая логика грамматики с очаровательной витиеватостью и изяществом фраз, с его помощью ты словно проникаешь в другой мир.

Сначала я занималась по самоучителям, потом с репетиторами и на разных курсах. Язык давался мне, вопреки моим ожиданиям, легко. Особенно лексика. Было смутное ощущение, что я всё это уже когда-то знала, забыла и теперь вспоминаю. Для меня было нормальным выучить без особого напряжения 60 и более новых слов за вечер. С английским и польским подобное не наблюдалось. Но, что более странно, иногда у меня всплывали в голове какие-то слова, а когда я спрашивала, что они значат, у своего первого преподавателя из Йемена - он очень удивлялся, потому что они были старыми, давно не употребляемыми.

Верить или нет во всю эту мистику и переселение душ – в принципе неважно. С точки зрения психологии очень эффективный трюк - поверить в какую-то историю, помогающую идентифицировать себя с носителем языка. Это снимает массу барьеров, обычно мешающих изучать языки взрослым людям.

Большой удачей считаю то, что я, в конце моих хаотичных метаний, попала на вечерние курсы в университете, потому что после них была возможность поехать в Каир на стажировку вместе со студентами-очниками. Этот месяц дал мне очень много не только в плане языка, но и в понимании того, куда двигаться дальше – появилась цель получить диплом переводчика, чтобы переводить арабскую художественную литературу. От освоения алфавита до первых переводов у меня ушло около 9 лет. Но первые года три из этого периода были совсем неэффективными.

 

У Вас есть психологическое образование, помогает ли оно Вам в работе над переводами, и как именно?

И психологическое образование, и биологическое (моё первое, я кандидат биологических наук) сформировали достаточно логичную и непротиворечивую картину мира, в которой я успешно существовала. Изучение же арабского языка, погружение с его помощью в культуру Ближнего Востока сделало её глубокой и объёмной, заполнило красками, звуками и чувствами. Как будто в моё восприятие реальности полноценно включилось правое полушарие. Мир стал другим - многообразным, неправильным и потому ещё более прекрасным.

После того, как я погрузилась в мир арабского языка и арабской культуры, возникли новый импульс и новая волна вдохновения в области моей специализации в психологии – это творческое мышление, поиск новых идей, креативность. Казалось бы, две совершенно несвязанные сферы, но они здорово обогащают друг друга.

Психологические знания мне очень помогают в художественных переводах - ведь в них важно не только адекватно передать смысл, но и вызвать те же эмоции и переживания у читателя, что и оригинал. К тому же это творчество, а оно имеет свои законы, зная которые можно сделать процесс более продуктивным. Психология также помогает лучше понимать менталитет и национальный характер, выстраивать коммуникации с партнёрами-носителями языка, устанавливать с ними продуктивные отношения.

 

Вы сказали такую фразу «физически я живу в Минске, а ментально и всей душой - на Ближнем Востоке». Почему так получилось? Чем для Вас привлекателен Ближний Восток? 

Для меня Ближний Восток привлекателен, прежде всего, тем, что он по-настоящему живой. Его невозможно постичь логикой. Необходимо принять его сердцем, и не пытаться мерить привычным аршином. Отношения, социальные связи здесь стоят дороже денег и времени. Люди более эмоциональны, открыты и сердечны. Они больше нас умеют радоваться тому, что есть и быть благодарными. Очень любят детей, причём не только своих. Почитают родителей, уважают старость.

          На Востоке по-другому воспринимают время, очень редко торопятся и ещё реже бывают пунктуальными. Знаю многих людей, которые, единожды побывав на Востоке, не могут с ним расстаться, он их не отпускает. И это люди из очень разных социальных слоёв, разного возраста, из разных стран. Как тут не вспомнить слова Николая Гумилёва:

Здесь недаром страна сотворила

Поговорку, прошедшую мир:

Кто испробовал воду из Нила,

Будет вечно стремиться в Каир.

Если анализировать с точки зрения психологии, откуда берётся эта «мания Востока», то, вероятно, одна из причин кроется в принятой здесь манере общения. А именно – в изобилии так называемых «психологических поглаживаний». Даже малознакомому человеку арабский собеседник обязательно скажет огромное количество комплиментов, добрых пожеланий и напутствий.

Здесь люди вообще очень щедры на ласковые слова и обращения, оказывают друг другу невероятную эмоциональную поддержку. Прямой отказ считается грубостью, поэтому слово «нет» в ответ на просьбу вы не услышите, его заменит уклончивый ответ. Считается очень важным сделать всё, чтобы собеседник сохранил лицо, поэтому негативные вещи не принято говорить в лицо – вам скажут только то, что вам будет приятно слышать, что будет поднимать вашу самооценку. Да, кому-то такой стиль общения может показаться лицемерным или льстивым, и оттолкнуть. Но кто-то видит в нём безусловное принятие и проявление любви, противостоять которым практически невозможно, да и зачем?).

Если же к радушию и добросердечности людей добавить прекрасную природу, невероятно вкусную еду, самобытную культуру, то понятно, почему так многих притягивает Восток. Когда я возвращаюсь из арабской страны, то каждый раз месяца два довольно болезненно адаптируюсь – органам чувств не хватает силы ощущений. Еда кажется безвкусной, запахов нет, картинка тусклая, слишком тихо. Ты будто в вакууме и, конечно же, хочется назад, к восточному празднику жизни.

Конечно, там тоже всё далеко неидеально. Но у меня есть стойкое ощущение, что Восток поворачивается к каждому той стороной, которая соответствует его ожиданиям и отношению. На мою любовь он отвечает взаимностью.

 

Бытует мнение, что перевод с арабского в странах СНГ, как правило, связан с религией, это так? Насколько востребован в Беларуси и в России технический перевод с арабского языка и на арабский? Какие виды перевода Вы обычно практикуете? Можно ли переводами с арабского в Беларуси зарабатывать себе на жизнь?

В России, вероятно, религиозная тематика очень востребована, так как мусульман много, а арабский язык – это язык священного Корана. Лично мне не приходилось встречаться с переводами на религиозные темы, если не считать небольших цитат из Корана в свидетельствах о браке. Но в принципе быть переводчиком с арабского языка невозможно без понимания культурного контекста, а вся жизнь в арабских странах пронизана религией. Ислам, разумеется, преобладает, но христиан в арабских странах живёт тоже много. К примеру, только в Египте христиан-коптов, по разным сведениям, от 10 до 20 млн человек, а это больше, чем всё население Беларуси.

По поводу того, какие виды переводов практикуется, то есть нюанс - если в распространённых языках существует специализация, арабисты у нас многостаночники и переводят всё, что дают. По крайней мере, это верно для небольшой Беларуси. Это, конечно, не совсем правильно, но реальность такова. Поскольку невозможно разбираться во всём, возникает необходимость консультироваться с теми, кто является специалистом в предметной области.

Заработать на жизнь одними переводами с арабского языка, при современном развитии технологий и определённой активности, наверняка возможно. Но все, кого я знаю лично из этой сферы, имеют ещё и другой заработок.

 

Как в арабоязычной культуре воспринимается женщина-переводчик? Как должна и может одеваться устный переводчик-женщина?

Многое зависит от страны, ведь арабский мир очень разный. Одно дело - Саудовская Аравия, в которой только недавно женщинам разрешили водить машину, и совсем другое, скажем, Ливан. Но даже в одной стране ситуация может сильно отличаться в столице или туристической зоне, и сельской глубинке с её более консервативным укладом. В большинстве случаев достаточно соблюдения требований обычного делового дресс-кода. Должны быть прикрыты ноги, руки выше локтя и декольте. На Востоке не принято оголять тело, это касается и женщин, и мужчин.

 

Вам чаще приходится переводить на арабский язык или с арабского? Как Вы находите заказчиков?

Перевожу я с арабского на русский и занимаю достаточно пассивную позицию - заказчики находятся сами. Чаще всего приходится иметь дело с переводом документов, но это тоже интересно, т.к. в разных арабских странах всё по-разному и работать по шаблонам случается нечасто.

 

Ощущается ли нехватка в учебной литературе для переводчиков арабского языка? Советские учебные пособия уже потеряли свою актуальность? Насколько «ушел вперед» арабский за постсоветское время?

Когда я начинала, а это всё-таки было не так давно, почти все преподаватели работали по классическому учебнику А.А Ковалёва и Г.Ш. Шарбатова, первое издание которого вышло ещё в 1960 году. Были и другие учебники, но совсем немного.

За последние годы, как мне видится, ситуация улучшилась и особого «голода» на учебную литературу по арабскому языку нет. Во всяком случае, мои книжные полки регулярно пополняются. Особенно мне нравятся учебные пособия издательства МГИМО. Тиражи, правда, очень маленькие, обычно всего 100 экземпляров. Приходится вылавливать эти сокровища и покупать через интернет, в Минске их не найти. Есть также хорошие англоязычные учебники. Да, ещё не забываем про интернет-ресурсы, которых становится тоже всё больше.

 

В русскоязычном пространстве мало знают авторов, пишущих на арабском языке. Не могли бы Вы восполнить этот пробел. Каково состояние современной египетской литературы и литературы других арабских стран? Есть ли в Беларуси и в России интерес к этой литературе?

У нас не только мало знают арабских авторов, но и вообще плохо знают арабский мир, несмотря на довольно развитый туризм в этом регионе. Писателей и поэтов в арабских странах традиционно много, и среди них, конечно, есть выдающиеся.

Прежде всего, необходимо назвать гордость Египта - Нагиба Махфуза, нобелевского лауреата по литературе 1988 года, его произведения изданы на русском языке. Издательство ЭКСМО не очень давно выпустило серию «Лучшие 10 арабских романов 20 века», куда вошли произведения авторов из нескольких арабских стран. Престижную Международную Букеровскую премию в 2019 году получила оманская писательница Джоха Альхартхи, теперь можно надеяться на появление её книги на русском языке.

Произведения арабских писателей издаются на русском языке, но в весьма скромных масштабах, вероятно соответствующих имеющемуся спросу.

 

Можно ли назвать Вас популяризатором арабской литературы в русскоязычном пространстве? Арабские писатели сами находят Вас и предлагают перевести их произведения на русский язык? Вы больше работаете с современными авторами или предпочитаете переводить истории, притчи и фольклор?

Наверное, это мечта многих начинающих переводчиков - зарабатывать на жизнь художественными переводами. Это же так прекрасно - ты, весь такой свободный и творческий, сидишь под пальмой и переводишь роман, а деньги непрерывным ручейком льются на счёт. Но реальность быстро отрезвляет.

Поскольку у меня имелся опыт написания книги за мизерный гонорар, я не ожидала, что переводы будут оплачиваться лучше. Но оказалось, они в принципе издательствам не особо интересны.

Художественный перевод - это то, что мне нравится больше всего. Перевожу я много, но всё это пока «в стол». Плюсы в этом всё же есть - можно выбирать то, что интересно и работать в комфортном темпе, качественно и без спешки. А что касается материальной стороны дела, убеждена, что не всегда она должна быть решающей. В противном случае придётся делать не то, к чему лежит душа, а то, что оплачивается. Это – путь к разочарованию и усталости. Поэтому сейчас жертвую тактической выгодой ради выгоды стратегической.

В области художественного перевода у меня в работе три проекта. Первый проект – сборник пословиц, сказок и притч. Я наслаждаюсь этими переводами. Арабские пословицы буквально впечатываются мне в мозг, я их знаю действительно много и постоянно охочусь за новыми. Очень многие пословицы имеют историю своего возникновения, это всегда очень интересно, ярко и поучительно. А когда читаешь арабскую сказку, сама ритмика повествования вводит тебя в состояние транса, происходит какое-то волшебство. И задачка не из простых – добиться аналогичного эффекта в переводе.

Второй проект – сборник рассказов египетских современных писателей. Я читаю то, что мне присылают авторы и если меня что-то цепляет, перевожу. Хочется представить максимальное разнообразие авторов, стилей и тем.

Третий проект - не совсем переводческий в строгом смысле слова. Это будет книга о жизни одного египетского генерала, судьба которого является прекрасной иллюстрацией всей современной египетской истории. Книга задумана как художественная, но для неё я много перевожу - и предоставленный героем личный архив, и другие источники информации. Ну, и конечно, главное – это наши беседы. Вероятно, это будет небыстро, но пара глав уже готова.

 

Вас интересуют методические аспекты преподавания арабского языка для не носителей. А вообще Вы хотите заниматься преподавательской деятельностью? Заинтересован ли, к примеру, в таком сотрудничестве Минский государственный лингвистический университет, где Вы получили квалификацию «референт-переводчик арабского языка»? 

Я начала изучать язык, уже имея солидный опыт проведения тренингов, поэтому я не могла не анализировать методические аспекты преподавания. Все группы на языковых курсах, с которых я начинала, очень быстро распадались. У людей пропадало желание двигаться дальше, потому что им было неинтересно и сложно. Изучение языка сводилось к бесконечным упражнениям по грамматике и зазубриванию тестов. Но самое страшное - критические замечания и высмеивание ошибок, даже в шутку. Результат такого веселья - языковой барьер. Вот такая ерунда – обременённые семьёй и работой люди приходят за свои деньги учить язык, а уходят, разочаровавшись и в нём, и в себе.

У меня нет планов работать в вузе, интереснее как раз обучение взрослых людей, у которых по какой-то причине возник интерес к языку. Обучение взрослых имеет свои особенности, которые необходимо учитывать для того, чтобы оно было успешным. Здесь широкое поле для деятельности, как с точки зрения языка, так и с точки зрения психологии.

 

Что бы Вы могли порекомендовать тем, кто намерен стать переводчиком с арабского. Вы прошли ряд стажировок – в Каире, Александрии, Султанате Оман, как можно попасть на такие стажировки? Есть ли ресурсы в Интернете, где можно узнать о таких стажировках?

Стажировки – это то, во что однозначно стоит инвестировать своё время и деньги. Они помогают за один-два месяца продвинуться больше, чем за год учёбы в вузе. Но самое главное – ты пропитываешься духом культуры, знакомишься с людьми, повышается твоя мотивация.

В Каир и Султанат Оман я попала благодаря лингвистическому университету. А курсы по египетскому диалекту я организовала себе сама – выбрала Александрию, потому что мне очень хотелось в ней пожить, а дальше дело техники – найти в интернете предложения, выбрать из них подходящее, связаться, получить приглашение, оформить визу, купить билеты и вперёд.

Со стажировками и курсами по арабскому языку проблем нет, если есть средства и время. Программы разных уровней (от начинающих и до преподавателей арабского языка) предлагают как специальные факультеты при университетах, так и различные языковые центры и школы. У каждого из них обязательно есть сайт на английском языке, они оказывают помощь в поиске жилья, могут организовать трансфер, и, как правило, предлагают культурную программу для ознакомления со страной.

 

Расскажите о диалектах арабского языка, насколько трудно носителям одних диалектов понимать тех, кто говорит на ином диалекте? Вы изучали египетский диалект, что характерно для него, чем он отличается от других? Как в арабских письменных и устных переводах решается проблема большого числа диалектов?

Диалектов в арабском языке много, они могут сильно различаться даже в пределах одной страны. Но для письменных переводов обычно это не проблема, поскольку вся официальная информация идёт исключительно на литературном арабском языке.

Диалекты – это сфера неформального общения. Правда, тенденция такова, что они всё больше проникают в другие области, тесня литературный язык. Например, на телевидении новостные программы идут на литературном языке, а ток-шоу - на разговорном. Ведущий какой-нибудь политической или экономической программы может говорить на литературном языке, а гости в студии – на диалекте. В документальном кино обычно используется литературный язык, а в художественных фильмах – диалект.

По поводу художественных книг египетские писатели ведут дискуссию: что правильнее - писать на прекрасном литературном языке либо на диалекте, потому что именно на нём думают и говорят в жизни их читатели? По моим ощущениям, больше тех, кто выбирает диалект.

Изначально я выбрала египетский диалект из-за любви к стране. Он достаточно сильно отличается от литературного языка по фонетике и грамматике. Без подготовки, особенно на слух, можно вообще ничего не понять, даже прекрасно зная литературный язык.

Египетский язык понимают все арабы благодаря египетскому кинематографу, который называют арабским Голливудом - в Египте снимается очень много фильмов, которые смотрит весь арабский мир. Ну, и, конечно, все арабы понимают литературный язык, хотя в быту никто его не использует.

 

Вы являетесь создателем группы в Фэйсбуке «Клуб переводчиков-арабистов». Кто состоит в этой группе, на решение каких задач она нацелена? Почему возникла идея создания этого Клуба?

Когда я начала делать первые шаги в новой для меня сфере, мне захотелось примкнуть к какому-нибудь профессиональному сообществу, чтобы иметь возможность общаться с более опытными специалистами. К удивлению, в Фэйсбуке такового обнаружить не удалось. Арабисты общались в рамках больших переводческих сообществ, а немногочисленные специализированные группы, в основном, ориентировались на продвижение услуг по обучению арабскому языку.

Поэтому закономерно со временем появилась идея создать площадку для арабистов, цель которой - профессиональное развитие, общение и взаимопомощь. В группе публикуются материалы, посвящённые арабской культуре, языку и литературе, статьи и видео на арабском языке любой тематики, а также новости и аналитические материалы об арабских странах и событиях в регионе.

На данный момент в группе чуть менее 800 участников, и она растёт. География участников довольно обширна - Россия, Беларусь, Украина, Казахстан, Эстония, Молдова, Египет, Сирия, Ливан, Марокко, Йемен, Иордания, Алжир, Ирак и др. Больше всего россиян и египтян. В группе не только переводчики, значительную часть составляют преподаватели и студенты факультетов, на которых изучается русский или арабский язык.

 

Машинные переводчики, например, Google translator, дают в большинстве случаев некорректный перевод с арабского на русский. Как Вы считаете, это связано с самой спецификой арабского языка или есть другие причины?

Могу только предположить, что в развитие машинного перевода с арабского языка вкладывается гораздо меньше ресурсов, чем, например, в перевод с английского. Вряд ли специфика языка определяет столь существенную разницу в результате.

Думаю, что технический прогресс рано или поздно приведёт к тому, что машинный перевод станет качественным в независимости от специфики языка, и, возможно, будет требовать лишь лёгкой редактуры. Но то, что художественный перевод ещё очень долгое время будет нуждаться в живом переводчике – не сомневаюсь. По крайней мере, до тех, пор, пока машины не научатся чувствовать.

 

Какими инструментами лучше пользоваться не знающему арабский язык, чтобы понять смысл арабских фраз? Назовите, пожалуйста, 5 лучших изданий или ресурсов для изучения арабского языка, посвященных исключительно языку.

Самое надёжное - спросить у тех, кто знает). В век интернета найти таких людей не проблема, я думаю.

Что касается интернет-ресурсов для изучения арабского языка, то вопрос я переадресовала нашей группе «Клуб переводчиков-арабистов» и коллеги посоветовали: http://lingualism.com, http://talkingarabic.com, http://madinaarabic.com, http://ar-ru.ru, http://arabicpod101.com.

 

Как часто встречается Гугл-перевод с арабского в Беларуси и России от недобросовестных переводчиков в надежде на то, что заказчику сложно будет проверить?

Сомневаюсь, что найдётся такой Остап Бендер от арабского, которому удастся впарить заказчику гугл-перевод целого текста, потому что это будет полная ахинея. А вот шедевры гугл-перевода в объявлениях в отелях, в рекламе или в ценниках магазинов или названиях блюд в меню ресторанов встречаются регулярно, и это бывает очень смешно.

 

Как вы отважились освоить новую профессию в столь зрелом возрасте, и что посоветуете тем, кто не может на это решиться?

В нашем обществе ещё очень сильны стереотипы по поводу возраста. Именно они являются реальным барьером, а не утрачиваемые с возрастом способности и возможности. Считается нормальным, если человек осваивает новую профессию в 30 лет. Если же ты существенно старше, это уже отклонение, которое вызывает недоумение. Я в таких случаях с лёгкостью соглашаюсь – да, я - дама со странностями. Мне было очень весело получать пенсионное удостоверение – в тот день у меня как раз был зачёт по языкознанию).

Чем ты старше ты становишься, тем более внимательно относишься к своим истинным желаниям и тем больше ценишь время. Главное - разрешить себе хотеть и верить, что ещё ничего не поздно. Если у человека появляется идея или цель - это уже означает, что у него достаточно ресурсов для её реализации.

Махатма Ганди говорил: «Живи так, будто умрёшь завтра, учись так, будто проживёшь вечно». Мне это подходит.

 

Комментарии 0

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Обладатели международного сертификата ISO 17100

Поздравляем!

Создание сайта LinkDesign